На улице Александровской - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ


Особняк Поносовой-Молло
(К. Маркса, 6)
Многие исследователи архитектуры считают, что здание особняка Поносовой-Молло на улице Карла Маркса, где ныне находится музей археологии и этнографии, уфимский архитектор Павел Гуськов спроектировал в начале ХХ века в стиле модерн. Другие относят эту постройку к эклектике.
А имя его владелицы Елены Поносовой-Молло уже лет сто окружено самыми разными легендами. После смерти в 1900 году первого мужа – потомственного почётного гражданина, купца и крупного землевладельца Василия Епифановича Поносова, 27-летняя Елена Александровна, став богатой вдовой, проявила себя энергичной и властной собственницей. Из шести земельных владений четыре были проданы. До самой революции Елена Александровна держалась за дёмское имение, расположенное неподалёку от железнодорожной станции Алкино, там находился её загородный дом, где она любила проводить лето с детьми. В дёмском имении Елена Александровна держала кумысолечебницу (в советское время на этой усадьбе был открыт детский санаторий).
Все пахотные и сенокосные угодья сдавались в аренду окрестным крестьянам. До сих пор потомки тамошних крестьян помнят, кому принадлежали эти земли.
По легенде, второй муж – Солон Ильич Молло – сделал Елене Александровне шикарный свадебный подарок – лучший в городе каменный особняк на Александровской. На самом же деле она купила его себе сама – в кредит у купца Семёна Степановича Манаева. Сделка состоялась в 1908–1909 годах, когда она уже давно состояла в браке с Молло и была матерью четырёх сыновей. Особняк на Александровской был приобретён на её имя. Суммы вносились аккуратно, даже разрыв с Молло не смог повлиять на взаиморасчёты с Манаевым, очередные 2895 рублей она принесла в банк в октябре 1917 года.
Судьбе её сыновей сложилась по-разному. Борис Молло, служивший в Белой армии, погиб под Топорниным 27 декабря 1918 года. Василий Поносов после эвакуации армии Врангеля, в которой он служил, отсидел несколько лет в Орловской тюрьме. Он был расстрелян в декабре 1937-го, в период репрессий. Владимир, прежде чем попасть во Владивосток, а оттуда – в Харбин, был юнкером и прошёл весь путь отступления армии Колчака от Волги до Байкала, за что ему был пожалован орден «За Великий Сибирский поход» первой степени (терновый серебряный венок с золотым мечом на Георгиевской ленте).
Владимир Поносов стал известным учёным-антропологом, с 1922-го по 1961 год жил в Харбине. Уехав в Австралию, обосновался в Брисбене, работал в музее, умер в январе 1975 года. Евгений Молло сумел выехать из России. Жил в Лондоне, создал единственную в своём роде коллекцию атрибутов русской воинской славы, которую знатоки назвали «уникальнейшим личным собранием, подобного которому нет нигде в мире». Не раз порывался вернуться в Россию. Евгений переписывался со старшим братом Василием, из Лондона в Уфу приходили посылки с маслом, кофе, шоколадом и деньгами.
9 июня 1921 года в здании открылась Центральная научная библиотека (ныне – библиотека имени З. Валиди). В 30-е годы XX века его занимали Музей революции и общество старых большевиков, а с 1951 года – Дом ученых, Президиум Башкирского филиала Академии наук, Президиум Уфимского научного центра Российской академии наук.
Сегодня в здании выставлена знаменитая коллекция золотых оленей впечатляющего размера (около полуметра), феноменальной конструкции и загадочного предназначения, которые были извлечены в 1988 году из могильника близ деревни Филипповка на Южном Урале экспедицией Пшеничнюка.


Соборный дом
(К. Маркса, 5/7)

Сразу после освящения в 1841 году уфимского Воскресенского кафедрального собора вблизи него возникает целая усадьба так называемых соборных домов: на нечётной стороне Александровской было построены два жилых дома для священников, диаконов и служащих Воскресенского собора и некоторых других храмов.
Сохранился только один дом, кирпичный. Ближний к собору дом был деревянным и одноэтажным. В ноябре 1984 года прокладывали водопровод и «кротом» задели газовую трубу, вскоре от случайной искры прогремел взрыв, и дом разрушился. Впоследствии здесь была построена семиэтажка. До самого взрыва в доме было несколько маленьких коммунальных квартирок, а вот в начале ХХ века квартир было всего две, в них жили выдающийся уфимский церковный деятель, богослов, просветитель, настоятель собора и кафедральный протоиерей в 1898–1919 годах, отец многочисленного семейства Евграф Васильевич Еварестов (убит большевиками в ноябре 1919 года, ныне канонизирован), и второй соборный протоиерей – Николай Васильевич Концевич (1885–1959).
Сохранившийся кирпичный двухэтажный соборный дом выстроен в 1864 году в стиле эклектики. Жильцами его в разное время были соборные протоиереи А.И. Рубинский (известный церковный деятель, один из создателей Братства Воскресения Христова, А.Д. Михайлов, Н.П. Индолев. Жили здесь также Василий Александрович Козловский (1875–1958) и Максим Дормидонтович Михайлов (1893–1971). Оба были лучшими басами Уфы. Козловский служил протодиаконом в соборе, Михайлов же сначала служил там же диаконом, потом его взяли протодиаконом в Александровскую церковь. В конце 1920-х годов М.Д. Михайлов стал работать в Большом театре, считался первым басом России, стал народным артистом СССР, лауреатом Сталинской премии. На московском доме, в котором он жил, весит великолепная мемориальная доска. А Козловский, перестав петь, сапожничал, умер в безвестности в закрытом городе «Челябинск-40» в 1958 году.
В советское время в соборных домах поселили простых горожан. Внешний облик второго соборного дома за прошедший век заметно изменился, в частности, некогда белоснежная лепнина неброского рисунка, великолепно контрастировавшая с красным фоном кирпичной кладки, практически слилась с фасадом после побелки последнего. В отличие от всего здания, боковые крылья второго этажа когда-то были деревянными – вероятно, изначально задумывались крытые лоджии-веранды. Сегодня вместо них сделаны грубые кирпичные пристройки безо всякого намёка на изящную межкирпичную расшивку. Пострадала и лепнина, снесены ступени и навесы над двумя симметричными парадными входами по краям; исчезли и сами входы.


Дом Костерина
(К. Маркса, 9. Пушкина, 86)

Этот богато украшенный дом в Уфе знают все. Многие слышали, что до революции здание принадлежало купцу Костерину. А самые «осведомлённые» с придыханием подскажут вам, что когда-то здесь был дом терпимости. Знаменитый особняк на углу Пушкинской и Александровской улиц был выстроен вроде как в 1912 году видным купцом-хлебопромышленником, заместителем председателя Общества взаимного кредита, товарищем (т. е. опять же заместителем) старосты Купеческого правления, членом Присутствия по фабричным и заводским делам, членом Попечительского совета Торговой школы Уфимского общества взаимного кредита, гласным городской думы, одним из богатейших людей города и губернии Павлом Ивановичем Костериным.
Начнём с последнего. Костерин вместе с Черниковым владел мельницей у Софроновской пристани, из этого факта некоторые почему-то сделали вывод, что и домом на углу Пушкинской и Александровской они владели тоже вместе. Звучит, по меньшей мере, забавно и двусмысленно. Впрочем, всё это следствие страстного желания очень впечатлительных, а то и жаждущих «клубнички» тех самых «осведомлённых» создать нечто такое удивительное, которое «рядом, но запрещено». Не помогают и доводы о том, что не мог здравомыслящий человек в качестве своего домашнего адреса указать публичный дом: «Справочная книга города Уфы на 1911 год» предлагала искать товарища (то есть заместителя) купеческого старосты Павла Ивановича Костерина и жену его Екатерину Павловну по адресу Александровская, 11 (то есть тот самый интересующий нас дом на углу). О жене разговор особый, можно только отметить, что версия о публичном доме, по утверждению Валентины Александровны Воеводиной, впервые прозвучала во время прогулки уфимских краеведов с Н.Н. Барсовым – большим, можно даже сказать непревзойдённым, знатоком старой Уфы. И одновременно большим выдумщиком и шутником. Именно Барсов впервые поведал легенду об уфимской мадам Бовари – Е.А. Поносовой-Молло. Едва ли не главным в том рассказе было то, что Елене Александровне любовником был подарен дом. А вот документы говорят о том, что она этот самый дом купила на собственные деньги. И поспорить с этим не смог бы даже сам Барсов. Правда, Николай Николаевич никогда и не считал себя краеведом, то есть кропотливо роющимся в архивах человеком. Он любил повторять, что всего лишь рассказывает исторические анекдоты, но, похоже, вкладывал он в это слово не только прежний, но и современный смысл.
Входящие в бывший дом Костерина (ныне в нём Таможня Башкортостана) увидят и его немыслимо красивые потолки, чугунную лестницу и мозаичный пол, сохранившиеся с дореволюционных времён и тщательно отреставрированные двери. А в зале для собраний можно увидеть барельефное изображение дамы, которая, согласно легенде, была любовницей Костерина. Великолепный «греческий» нос, аристократическая важность и надменность, узнаваемые даже в изображении в профиль. Любовница на века? Кто ж она такая?
Немного отвлечёмся. Два раза избирался Павел Васильевич Попов городским головой, жена его, Вера Трифоновна, – урождённая графиня Ушакова. Это про неё писал М.В. Нестеров: «...кто не знает, что настоящая-то голова у головихи – Веры Трифоновны». Сохранились сделанные в 1856 году живописные портреты этой семейной четы. Но при чём здесь Поповы, скажет читатель, речь-то о Костериных? Так вот, уже упомянутый греческий нос, судя по портрету Павла Васильевича, являлся ярко выраженной родовой принадлежностью. А до замужества жена Костерина – Екатерина Павловна – была… Поповой.
И ещё. Почему-то считается, что П.И. Костерин появился в Уфе около 1890 года. Но откроем Адрес-календарь Уфимской губернии на 1883 год (по переписи 1879 года): вот он – Костерин Павел Иванович – купец 2-й гильдии. Есть здесь в числе благотворительниц «Уфимского попечительного о бедных комитета» и Е.П. Костерина.

Дом Густава Нагеля
(К. Маркса, 39)

На старых открытках Уфы этот двухэтажный дом с башенкой на углу Большой Успенской и Александровской (нынешние Коммунистическая и Карла Маркса) сразу узнаётся по бросающейся в глаза рекламной надписи – «Колбасная Нагеля». Первоначальное название этого участка нынешней улицы Коммунистической – Сенная. После соединения с Успенской (Кладбищенской) она стала называться Большой Успенской улицей, после 1918 года носила имя Егора Сазонова, с конца 1930-х – Сталина, с ноября 1961 года – современное название. Нумерация домов с небольшими поправками сохранилась.
Согласно переписи 1879 года, угловое место на перекрёстке Александровской и Сенной улиц принадлежало Александру Боброву. Предположительно в начале ХХ века усадьба была разбита на две, часть усадьбы (угловое место) купил Густав Карлович Нагель. В деревянном двухэтажном доме (ныне №37а), принадлежавшем наследнице Боброва Евдокии Васильевне Бобровой, в начале 1910-х годов работало фотоателье Александра Кирилловича Волкова. Бобровой же принадлежал и стоящий справа от деревянного 2-этажный дом (ныне №37/1). Вытянутый вдоль улицы Б. Успенской дом Густава Карловича Нагеля примыкал справа к дому Бобровой. В доме Бобровой располагались номера (т. е. недорогая гостиница, рассчитанная в т. ч. и на длительное проживание) «Коммерческое подворье». Кроме того, в нём работали две кухмистерские (недорогие столовые при гостинице) – «Варшавская» и «Коммерческая». В конце июля 1940 года в этом доме по улице Сталина, к тому времени надстроенном и с полностью изменённым декором, поселили первого президента Эстонии Константина Пятса, депортированного в Уфу вместе с семьей.
Построены оба дома были, вероятнее всего, одновременно, на что указывало единообразие декора фасадов этих зданий по улице Б. Успенской, вплоть до того, что оба здания до перестройки бобровского дома в 1930-х воспринимались как единое целое. Более того, сам дом Нагеля фактически состоит из двух – из украшенной тремя аттиками (центральным и боковыми) и угловой части с башенкой. Поначалу угловая часть дома Нагеля была одноэтажной, но уже в первые годы ХХ века появился второй этаж. Или даже одноэтажный угловой дом был разобран полностью. Причём, декор главного фасада здания во многом повторяет рисунок дома С.Л. Сахарова, расположенного на квартал ниже по улице, только уже не в классических традициях, а с использованием приёмов кирпичного стиля. А башенка на углу появилась, возможно, в подражание башенки на здании городской управы на два квартала ниже по улице. Башенка на доме с самых первых годов своего существования никогда не имела окон, оконные проёмы всегда были заставлены фанерными щитами.
Кроме колбасного магазина, в доме Г.К. Нагеля помещались: оружейный магазин Г. Петтер («Ружья, револьверы, и все охотничьи и рыболовные принадлежности. Коньки, лыжи и велосипеды»), магазин Торгового дома Шуровой («Постоянно большой выбор мужского, дамского и детского платья модных фабрик. Цены вне конкуренции»), мастерская печатей и штампов И. Кибанова, типография «Энергия», парикмахерская, табачный магазин и др.
Согласно записям в метрической книге Александровской церкви, Густав Нагель был протестантом. В дореволюционной России достаточно широко был известен также главный редактор журнала «Автомобилист» Нагель, но, к сожалению, родственные связи его с уфимским Нагелем пока не подтверждены.
В советское время бывший дом Нагеля был знаменит молочным магазином. Верхний этаж в 2000-е годы занимала налоговая инспекция. Сейчас первый этаж занимают магазины и кафе, второй этаж ремонтируется.

Большая Сибирская гостиница
(К. Маркса, 14. Коммунистическая, 43)

Угол улиц Александровской и Большой Успенской (Карла Маркса и Коммунистической) вплоть до 1920-х годов был средоточием большого числа гостиниц и постоялых дворов. Именно поэтому А.М. Паршин, проводя обновление строений на принадлежавшем ему участке на этом углу, сразу сделал выбор на огромном здании, большая часть которого изначально отводилась под гостиницу. Архитектор, имя которого остаётся пока неизвестным, максимально использовав имеющийся участок, поставил новое здание впритык к дому Стахеева по улице Большой Успенской. Да и по Александровской улице разрыв с домом Меклера составил практически лишь ширину ворот для проезда во двор. Основной акцент архитектор перенёс на угловой объём здания, окна залов также обращены к улицам. Рустованные пилястры первого этажа на втором этаже становятся филёнчатыми с контрастным обрамлением. Окна первого этажа ординарные или тройные, второго – арочные.
Дмитрий Егорович Кляузников, державший гостиницу в одном из домов Нагарёва на Центральной улице, видимо, не просто выступил в роли арендатора уже готовых помещений, но и стал компаньоном Паршина, инициировав появление в новом здании, наряду с удобно обустроенными номерами, большого концертного зала. Если учесть, что Кляузников уже имел подобный концертный зал ниже по Б. Успенской улице (ныне в том здании Академия физкультуры), то можно смело назвать его культурным подвижником того времени. Выходившие в Уфе газеты и брошюры стали возвещать: «Большая Сибирская гостиница, переведённая с 1 января 1904 года во вновь выстроенный дом Паршина на Верхне-Торговой
площади, в самом центре города, вблизи всех присутственных мест, садов и театров. Гостиница имеет 50 номеров… Ванны, бильярд, электрическое освещение и телефонное сообщение. При гостинице имеется концертный зал. Распорядитель Д.Е. Кляузников».
В сентябре 1918 года в «Большой Сибирской» гостинице состоялось так называемое Государственное совещание, которое было призвано решить вопрос о создании единой власти, объединить армии новоявленных правительств для борьбы с Советской республикой. Все помещения гостиницы были временно реквизированы и предоставлены в исключительное распоряжение участников Совещания. Внизу была устроена комендатура, в номерах расположились делегаты правительств, партии и общественных организаций, в большом зале гостиницы, снабженном эстрадой, проходили пленумы совещаний, в малых залах заседали различные комиссии, внутри круглые сутки работал ресторан. Прибыли представители мусульман-туркмен, башкирского правительства, киргизского совета, Енисейского, Иркутского и Семиреченского казачеств. В гостиницу прибыла «бабушка революции» Е.К. Брешко-Брешковская, атаман Дутов, кулуары Совещания посетил Борис Савинков.
Открытие совещания состоялось в 5 часов дня в большом зале гостиницы, в качестве почётных гостей, кроме чехов и французского представителя Жако, присутствовали епископ Андрей и мусульманский муфтий Тарджеманов. Государственное Совещание решило, что всероссийское правительство должно представить собой Директорию из пяти человек и кабинета министров. Тем не менее, уже в ноябре переехавшее в Омск новое правительство было низложено, Верховным правителем России был объявлен А.В. Колчак. Когда в марте 1919 года адмирал Колчак посетил Уфу, он тоже останавливался в «Большой Сибирской» гостинице. Но до этого, зимой, когда Уфа меньше трёх месяцев была в руках большевиков, в здании обосновался красноармейский клуб, и в нём неоднократно выступал Ярослав Гашек.
После окончательного взятия Уфы красными в июне 1919 года в гостинице разместился штаб 5-й армии, а с 1926 года бывшая гостиница стала называться «Домом Красной Армии», позже – Домом офицеров.


Ясенев М. На улице Александровской / М. Ясенев // Бельские просторы. - 2014. - № 9. - С. 134-144 : фот.



ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Достопримечательности Уфы

В Уфе много мест, которые буквально дышат историей. Одно из них - улица Мажита Гафури. Первоначально улица была известна как Никольская. В 30-е гг. улица была переименована в честь первого народного поэта республики Мажита Гафури.
В наши дни главной достопримечательностью улицы является здание Телецентра. В 1956 году было принято решение о его строительстве. Здание не является уникальным и копирует проект, созданный для Екатеринбурга, тогда называвшегося Свердловском. Поначалу телевизионную башню предполагалось разместить на проспекте Октября, в районе Горсовета. Однако затем под постройку выделили место рядом с 35-й школой. Из-за большого объема работ сроки окончания строительства постоянно сдвигались. Сначала торжественное открытие Телецентра намечалось на 1 мая 1958 года. Затем это событие хотели приурочить к годовщине Октябрьской революции, но состоялось оно в марте 1959-го.

 

« Декабрь 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

УФА В КНИГАХ