Разделяй и здравствуй, или Мантра на переработку. - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Екатерина КЛИМОВИЧ

Разделяй и здравствуй, или Мантра на переработку.

Вообще-то с утилизацией пластиковых бутылок у меня проблем нет: отдельный контейнер для них стоит за домом. А где пункты приема макулатуры и стеклотары? Когда-то, сдав 90 килограммов газет, курсовых работ и прочего, мы с дедушкой приобрели взамен заветную «Королеву Марго». Должно же что-то подобное быть и сегодня? Ответ мне подсказала recyclemap.ru - «карта вторпереработки», созданная активистами в рамках всероссийского движения, охватившего уже 39 городов. На этом сайте стоит только задать город, определить категорию - бумага, стекло, батарейки, одежда, опасные отходы и так далее - и найдешь пункт приема - возможно, он совсем недалеко! Еще одна интерактивная карта такого же назначения имеется на экологическом портале республики - ecorb.ru/imap.

Порыв экономии Земли

Ближайший к моему месту жительства, а именно пункт службы заготовки группы компаний «Чистый город», обнаружился во дворе дома №15 по проспекту Октября. Здесь берут макулатуру (4,5 руб./кг), пластиковые бутылки и емкости из-под бытовой химии (6,9 руб./кг и даже поштучно), стеклянные, в том числе битые (0,8-1,8 руб./кг) и алюминиевые банки (50 коп. штука). Не бог весть что, Дюма не купишь? Между тем ко входу в сарайчик выстроилась небольшая очередь. Крепкий дед прибыл с тележкой картона и пластика и получает за все около 50 рублей. (Эх, знала бы я раньше - картонная упаковка от новой кровати могла принести прибыль!) В активе следующей личности в потрепанной куртке, явно срочно нуждающейся в деньгах, - с десяток стеклянных бутылок, однако результат - всего 4,90 руб.; надо было приносить алюминий. Ну а я получаю за шесть килограмм газет и картона 27 рублей. На мороженое хватит, но главное - помогла природе! А также полки освободила. Отправлять на свалку то, что можно использовать, больше не хочу, хотя бы ради этого и пришлось пройти несколько кварталов. Как бы еще внушить это своей второй половине? Вторсырье в достойных сдачи количествах весит не так уж мало. Вот бы подобных пунктов было больше!

Но такие соображения стимулируют далеко не всех. Да что там, даже во дворе, где размещается бункер-приемник, многие будто не знают об этом.

- Регулярно вижу, как молодые люди по утрам кидают в баки пакеты, набитые бумагой и бутылками, - возмущается женщина, решившая избавиться от кипы глянцевых журналов. - Что это - лень или принцип? Они думают, что для складирования отходов скоро откроют специальную планету?

Всего в Уфе у данной компании, как подсказывает карта, 19 подобных пунктов. На каждом указаны часы приема, некоторые работают и в выходные дни; также компания принимает оконный ПВХ, листовое стекло, металлолом. Более широко раздельный сбор внедряют городские власти: например, в Орджоникидзевском районе пищевые, непищевые отходы и ПЭТ-бутылки разделяют с 2013 года на 70 площадках. В прошлом году это дало 10 тысяч кубометров пищевых отходов, 54 тысячи куб. м. твердых и 1,7 тысячи - ПЭТ-тары.

А мы решили проверить, как функционирует контейнер для вторсырья, установленный в прошлом году в парке «Первомайский». Теплым майским деньком парк был полон народу.

- Конечно, воспользовались бы, только где он? - развели руками молодые родители Булат и Эльвира Хабибовы. - Если не знаешь, не найдешь. Может, указатели надо поставить?

- Мы в него картонные коробки выкидываем, - заверили пенсионерки Алевтина Зуева и Татьяна Хохлаткина. - Там, правда, все вместе - стекло, пластик и картон - но, главное, отдельно от огрызков.

Чтобы Меркурий не сбежал

Одна энергосберегающая лампа содержит до 100 миллиграмм газообразной ртути. Сразу понятно, почему, отсветив свое, она становится отходом I класса опасности. А в обыкновенном термометре этого металла еще во много раз больше. Но с избавлением от того и другого у уфимцев теперь проблем нет.

- Оранжевые экобоксы, куда их можно опустить, в нашем Октябрьском районе стоят в каждом втором дворе. И батарейки тоже туда можно класть. Всю жизнь просто бросали в мусор, но потом дочь, твердя, сколько в них тяжелых металлов, скопила целый ящик. А сейчас можно выкинуть куда положено! - радуется знакомая пенсионерка Марина Караваева.

Действительно, в городе 875 боксов и пунктов сбора компании «Экосервис». Благодаря чему ежегодно на утилизацию отправляется более 2 млн штук ртутьсодержащих ламп и более 5 000 килограммов бытовых аккумуляторов и батареек. Кстати, на recyclemap отмечены лишь единичные экобоксы, что, несомненно, нужно исправить - ведь у каждого есть возможность доработать сайт: добавить новую точку приема, прокомментировать работу имеющейся.

Однако сбор - лишь первый шаг. Обезвреживанием ламп из боксов занимаются ГУП «Табигат», отвечающее также за утилизацию ТБО по всей республике, и Уфимское научно-производственное предприятие «Наптон», занимающееся обезвреживанием различных опасных отходов.

- В настоящее время в юго-западном регионе РБ ежегодно образуется свыше 250 тысяч отработанных люминесцентных ламп, - проинформировал нас начальник коммерческого отдела ГУП «Табигат» Айгиз Кималов. - Ртутные лампы от организаций мы принимаем в среднем по 12-15 рублей за штуку, а от населения - бесплатно, каждую субботу. Стоит отметить: с прошлого года их попадание на полигоны ТБО резко снижается. А в этом году к нам на установку «УРЛ-2М» (кстати, отечественного производства) поступило уже 5 тонн ламп только от населения республики.

Демеркуризатор разделяет их на ртуть и стеклянную крошку, благодаря вакуумной дистилляции стекло полностью очищается, а пары ртути попадают в криогенную ловушку - замораживаются. Ртуть мы реализуем заводам и НИИ в Московской области. Стекло можно безопасно захоронить, но у нас есть планы по его использованию: наши партнеры в Стерлитамаке, где и находится установка по демеркуризации, планируют использовать стеклянную крошку для выпуска особо прочных строительных блоков.

Идея набирает популярность: в «Наптоне» мне продемонстрировали собственные образцы таких блоков.

- А батарейки мы отправляем в Челябинск, где находится единственный в стране завод, занимающийся их переработкой, - продолжает его генеральный директор Владимир Черемисов.

- Досадно, что такого нет у нас, ведь население Башкортостана больше, чем у соседей - значит, и батареек можно собрать больше.

- Чтобы быть рентабельными, они еще много чем занимаются: извлекают драгоценные и цветные металлы из фотоэмульсий и отработанной электроники, выпускают готовую продукцию. Но главное - для создания завода нужны большие объемы сырья, которые у нас на данный момент не собираются. Вот если бы, скажем, люди приносили в магазин использованные батарейки и им делали скидку на новые - возможно, все пошло бы по-другому. Ну а пока мы организовываем производство полного цикла по другому направлению: переработку куриного помета, который доставляет массу неудобств всем, кто живет рядом с птицефабриками, в натуральное азотфиксирующее удобрение. Инвестиции составят около 100 миллионов рублей.

Мусор - на линию!

…Когда на ленту конвейера опрокидывается новая порция бытовых отходов, главное - оперативность: быстро углядеть и выхватить стеклянные бутылки зеленого цвета и прозрачные пластиковые и кинуть их в соответствующие емкости. Целые бутылки бьются - ничего, так нужно фирме, которая их забирает. Но как это делать, если чаще всего мешки накрепко завязаны, не говоря уже о том, что все перемешано с пищевыми отходами? Те, кто здесь работает, давно наловчились определять, есть внутри «добыча» или нет, и вооружены ножницами, а я - стараюсь поворачиваться быстрее. Конечно, копаться во всем - занятие малоприятное, но мне выдали прекрасный респиратор и перчатки.

Словом, вот что происходит с содержимым обыкновенного мусорного ведра, куда мы в спешке покидали все без разбору, на сортировочном комплексе МУП «Спецавтохозяйство по уборке города», что на улице Большой Гражданской. - Сейчас еще ничего. Летом такой запах стоит, что большинство искателей работы (а сотрудников у нас не хватает) только к дверям подходят - и сразу обратно убегают! - замечает мастер участка сортировки и брикетирования Ришат Саитов. - А вы быстро работаете! Этак, пожалуй, придется вас в табель включить.

Если честно, меня немного разбирает азарт кладоискателя. Вот ведь в Чебоксарах есть даже музей эксклюзивных вещей, найденных в мусоре: старинные вышивки и монеты, фото- и радиотехника. А я согласна, скажем, на старинный подстаканник… Но ловлю только испорченный френч-пресс. Хотя, как выяснилось, постоянным операторам здешнего конвейера действительно попадается немало интересного.

- Много игрушек. Лапти. Обувь в хорошем состоянии, - рассказывают женщины. - Книги: Пушкин, Есенин, Евтушенко, много сказок советских годов (как только рука поднимается выбрасывать!). Самый ходовой товар - телефоны: один был практически исправен - только динамик не работал, починили и пользуемся. Когда-то поступали даже целые душевые кабины - поцарапанные, с дефектами, не нужные покупателям, но вполне работающие. Ну а что касается грязи и запахов - ничего не поделаешь, привыкаешь.

Но зато благодаря нашим усилиям многое из выброшенного обретет вторую жизнь! Стекло и пластик других цветов, бутылки из-под бытовой химии, алюминиевые банки, полиэтилен - задача следующих по конвейеру. Результат налицо: на первом этаже комплекса ждут рейсов к переработчикам огромные тюки, контейнеры, мешки спасенных материалов. А все остальное - консервные жестянки, большая банка от дорогого крема, поврежденный ЖК-монитор, одинокие батарейки (в скоплениях «пищевки» заметить практически невозможно), рваная одежда? Поедет на полигон ТБО в Новых Черкассах. Здесь, как нигде, очевидно: человечество не знает, что делать с большинством использованных вещей.

- Мне иногда хочется около каждого бака поставить дежурного. Чтобы люди прикладывали минимум усилий - и то, что можно использовать вторично, не мокло и не грязнилось, - признается Ришат Саитов.

Извлечь и сбыть

- Ежедневно на полигон отправляется около 8 000 кубометров отходов, из них 6 500 вывозит МУП «Спецавтохозяйство», остальное - районные учреждения по благоустройству и частные фирмы. Около 45 процентов сортируется, 10-16 - извлекаются для вторпереработки, - рассказал заместитель директора предприятия Ринат Биккинин. - Для этого в городе имеются две линии сортировки: на 80 тысяч тонн в год - наша, которую вы посетили, и на 200 тысяч - ООО «Эко-Уфа». Кроме того, сегодня государственную экспертизу проходит проект еще одной линии сортировки - уже на 400 тысяч тонн в год, отвечающей всем современным требованиям. Когда она будет введена в строй - думаю, все твердые коммунальные отходы, которые производит Уфа, будут сортироваться.

- Каков сегодня «урожай» на вашем участке сортировки? И куда отправляются вторресурсы?

- Картона собираем от 30 до 70 тонн в месяц и отправляем на Туймазинский бумажный комбинат либо в Набережные Челны. Алюминиевых банок - 200-250 килограмм, что довольно мало: ресурс популярен у самых разных сборщиков. Отсюда их сдают в приемные пункты черного и цветного металла, далее - на металлургический завод, скорее всего, в Ашу. ПЭТ-тары набирается примерно 6-7 тонн, полиэтилена - 3-4 тонны. Его закупают различные уфимские предприятия и превращают в крошку. Но они берут только термоусадочный и стрейч-полиэтилен, - сетует Ринат Маратович. - А цветной (те же пакеты) не пользуется спросом и копится на складе. Продать в республике некому, сейчас ведем переговоры с Челябинской областью, но не факт, что они будут постоянно забирать. На полипропиленовую тару из-под бытовой химии иногда находятся желающие. Так что мы ее прессуем, обвязываем и ждем.

- Наверное, вы мечтаете о том, чтобы заводы по переработке в конечный продукт были у нас?

- Конечно. Можно было бы не хранить сырье, отправлять более мелкими партиями. Начать стоило бы с картона, полиэтилена, пластика - их больше всего. Однако отходов жизнедеятельности у города очень много, и предприятия, которые производят из них конечный продукт, в республике имеются. Например, ООО «Экотех-Мелеуз» производит канализационные люки из вторичных пластмасс, уфимская «Вертикаль» делает из автошин резиновые покрытия - тротуарные, садовые, для игровых площадок, нефтекамская фирма «Триумф» - тонкодисперсный резиновый порошок для улучшения качества дорожного покрытия и многое другое.

А муж? Помогает

Место, где полиэтиленовые пакеты, консервные банки и баночки от косметики, всевозможные крышки, прозрачные упаковки от тортов и даже пластиковые карты без магнитной ленты получают возможность обрести вторую жизнь, в городе есть. Это акция «Субботка-переработка», которую Клуб прикладной экологии «Беззатей» проводит в последнюю субботу каждого месяца.

…У дверей клуба выстроился ряд мешков: чтобы принесенные отходы обрели вторую жизнь, их нужно хорошенько отсортировать. Включившись в процесс, я осознаю, какую многоголовую гидру сотворило человечество, увлекшись одноразовой упаковкой.

- Пакеты должны быть чистыми и сухими, один грязный может испортить всю «партию», - предупреждает участников руководитель акции Лиана Медведева. - Так, что тут у нас? Мягкая упаковка от молока, от хлеба, - полиэтилен низкой плотности, LDPE. Берем. Бутылка от моющего средства - полиэтилен высокой плотности (HDPE). В другой мешок. Ведерко от майонеза, баночка от крема, игрушка - полипропилен (PP). Лоток из-под куриных грудок, баночки от йогуртов - полистирол (PS). Эти два вида мы принимаем недавно: впервые появился бизнесмен, который ими занимается. А вот молочный пакет - смесь разных пластмасс, которую пока никто не утилизирует, так что и мы взять не можем. То же с бумагой-фольгой, в которой продают семечки и мороженое, фантиками от конфет. С тетрапаком тоже не можем помочь: его перерабатывают пока только в Москве…

Но главное - большинство участников акции тоже разбирается во всех этих тонкостях, моет пакеты и держит дома по пять-шесть емкостей для разных отходов, при содействии или хотя бы непротивлении близких! Как?!

- Начала сортировать отходы полтора года назад: когда рождается ребенок, их сразу становится намного больше - взять только одни баночки от детского питания, - говорит Юлия Сергеева, экономист и мама двухлетнего сынишки. - И ничего особенно трудного нет. Сразу все мою, тюбики с кремом опустошаю до капли. Коробки для бумаги, стекла и нескольких видов пластика помещаются на балконе, занимают один квадратный метр. И мне приятно, что вещи, которыми я пользовалась, еще совсем новые, не попадут на свалку. Муж не возражает, даже помогает, хотя иногда и может полениться, выкинув ресурс в общее ведро.

Впрочем, почему нужно считать, что мужчины менее сознательны? Они тоже принесли на «субботку» немало мешков сырья.

О том, как вообще перестать «обогащать» Новые Черкассы упаковкой, рассказывает член клуба Диля Кутлова:

- Прежде чем купить что-то в супермаркете, смотрю на маркировку упаковки, - рассказывает. - Не подлежит переработке - товар не беру. Если так будут делать все, неправильную упаковку перестанут выпускать. И меню особо не пострадало. Также в магазинах рядом с домом уже привыкли, что на кассе я отказываюсь от тонких пакетов, в которые они упаковывают молочку и бытовую химию. Иначе каждый раз будешь приносить домой по несколько штук, а сколько наберется за неделю, месяц? Если уж очень нужен пакет, его можно взять с собой. А продукты я ношу в авоське. Это сейчас в тренде!

Еще жильцы нашего дома много раз обращались в ЖЭУ с просьбой поставить контейнеры для раздельного сбора бумаги, стекла, пластика. Но пока организация, ответственная за вывоз мусора, получает плату за объем в кубометрах, думаю, этого не будет. Делать несколько рейсов за сортированными, но меньшими объемами им невыгодно.

Бутылки нарасхват

А что скажут фирмы, которые принимают вторсырье и пытаются извлечь из него выгоду? Бутылки из полиэтилентерефталата (ПЭТФ), в которые разливают минералку, молоко и пиво, - один из самых популярных видов, их в городе собирают несколько компаний. Да что там - несмотря на то, что этот ресурс регулярно попадается мне под ноги, за него разгорелась конкуренция!

- Иногда приезжаем во двор, а там уже вместо нашего контейнера чужой стоит! - возмущается директор предприятия «Вторпластэкология» Зинур Насыров. - Тем не менее в день из более чем 700 контейнеров в Черниковке, Инорсе, Сипайлово, Деме и других районах компании удается собрать тонну-полторы бутылок.

Всего здесь работает 12 человек (с руководством - 15), в том числе два автомобиля с водителями и экспедиторами. Зарплата зимой - 15 тысяч рублей; летом ожидается больший «улов», а значит, и рост доходов. Недавно внедрен новый вид «бутылкосборников»: вместо сетчатых - из профнастила. Так сырье лучше сохраняется зимой: не засыпается снегом. При этом некоторые горожане в тонкости не вдаются - и складывают туда любой бытовой пластик, создавая переработчику дополнительные трудности.

Работа строится на тесном сотрудничестве с ЖЭУ. Ответственные дворники способствуют наполняемости емкостей и сигнализируют, когда их надо забрать. Не бесплатно: за каждый полный увезенный контейнер полагается 300 рублей.

- Правда, с некоторыми ЖЭУ хотелось бы больше взаимопонимания: из-за тонкостей бухгалтерии договориться получается не всегда. Но чаще всего удается - например, с Демским районом у нас очень продуктивные отношения, - замечает директор.

Бутылки сортируют по цветам, моют, прессуют и отправляют на завод в Московскую область, где они превращаются в хлопья, которые у профессионалов именуются флекс.

И тогда они могут превратиться в пленки, волокна, мебель, автомобильные бамперы, канцтовары, сумки, одежду! Например, в спортивную форму - именно в такой играют футболисты московского «Спартака». Существуют и технологии, позволяющие превратить использованную бутылку в новую - правда, для этого нужно сначала получить чистые ПЭТФ-гранулы. Но здесь та же ситуация: сырье уходит в другой регион, конечный продукт получают там.

- Мы мечтаем открыть свою собственную линию по выработке флекса, - признается Зинур Фаритович. - Однако на это нужно более 16 миллионов рублей, таких сумм у нас пока что нет. Рентабельность бизнеса - около 5 процентов. Мы избавляем город и его полигон от мусора, который будет загрязнять его 300 лет - почему же для нас не предусмотрено никакой поддержки? Если б можно было взять кредит под более низкий процент - мы бы закупили линию, и, возможно, в Уфе, а не в Московской области, появилось бы производство полного цикла.

- Интересно, а почему вас не привлекают полиэтиленовые пакеты?

- Они же не весят почти ничего. Нужно столько собрать, чтобы был смысл в переработке!

Даешь наш аффинаж!

СД-проигрыватель, на вид как новенький, давно перестал работать. Однако шестое чувство внучки садовода тем более не позволяло выбросить этот чуждый земле предмет на помойку. И карта утилизации подсказала, куда нести: в «КомпМастер», где принимают практически все, что втыкается в розетку. За «спасибо» - ну и ладно, зато место в квартире освободилось!

- К сожалению, так думают не все. Некоторые звонят и, узнав, что денежек не получат, открыто говорят: тогда выкинем, и все! - сообщила мне директор фирмы Ирина Остахова.

А вот компании, которым нужно избавиться от отслужившей срок офисной техники, за это еще и платят: например, утилизация старого монитора с катодно-лучевой трубкой стоит 240 рублей, жидкокристаллического - 180, полного комплекта с системным блоком, клавиатурой и мышью - 360. В коридоре высится целая стена старых квадратных мониторов, на полках - склад компьютерных «мозгов». Дело в том, что организации просто выкинуть все это не могут: тогда не спишется с баланса. Поэтому они вынуждены соблюдать порядок.

- Итак, что же такого опасного (а может, и ценного) содержится в моем «бумбоксе»?

- Пластик и маленькая платка, которая пойдет на аффинаж, - отвечает Ирина Юрьевна. - Встроенный динамик покрыт медной или алюминиевой сеткой - разберемся. Что здесь опасного? В электронном «мозге» любого устройства содержатся кадмий, никель, мышьяк, сурьма, свинец. Еще больше ядовитых веществ в компьютерах и телевизорах с электронно-лучевыми трубками, а сканеры, факсы, ксероксы и ЖК-мониторы содержат ртуть. Пока все это хранится в помещении, оно покрыто защитным слоем и не представляет опасности. А если попадет в условия свалки - начнет выделяться чуть ли не вся таблица Менделеева.

- Слышала, что компьютерные платы содержат и серебро, золото, платину…

- Очень немного - миллиграммы, микроны, а сейчас и этого становится меньше. Старая техника была с золотым покрытием в некоторых местах, а сегодня… вот сравните две платы - старую и новую. Видите? Здесь хоть какой-то желтый блеск есть, а тут - никаких красивых контактов, все бело-серое. Сегодня даже на меди экономят: она надежней, но дороже. Китайцы умудряются делать трансформаторы из алюминия, покрыв лаком под цвет меди. Вот поэтому у нас все и ломается раньше времени, контакты не работают: алюминий окисляется быстрее.

- Так что утилизировать приборы нужно в первую очередь ради чистой земли и воды. Что же с ними делают?

- Прочный АВС-пластик корпусов оргтехники дробим на специальной установке и отправляем в другие регионы. А это тоже сырье, его можно было бы использовать для пластиковых плит, деталей детских городков: он химически нейтрален, ничего не выделяет. Металлические части отправляются на аффинажные заводы - например, в тот же Челябинск, где из них извлекают алюминий, медь, никель, цинк… и все-таки немного драгметаллов: собственно говоря, аффинаж - это процесс получения высокочистых золота, серебра, платины. Впрочем, не все идет на слом: в рамках общественного проекта «Ломая барьеры» сотрудники фирмы собирают компьютеры и другую технику, которую можно починить, и передают людям с ограниченными возможностями, детдомам, творческим студиям.

- Нужно стремиться, чтобы наши вторресурсы оставались в регионе - почему мы должны кормить соседей? - считает Ирина Остахова. - И металлы надо перерабатывать: их запасы, в конце концов, невозобновляемы. Я знаю, что есть новая технология: берем плату, закидываем в установку, которая вырабатывает горючий газ (а в Уфе уже немало автобусов, которые на нем ездят). Он не сжигается, это другая технология. И остается сухой остаток для аффинажа. Мечтаю этим заняться, но для этого нужен миллион долларов на оборудование.

- А что происходит с кинескопами, ЖК-мониторами?

- Основная часть «жидкого кристалла» вообще не поддается переработке и уезжает на полигон. То же и с кинескопами. По уму - тяжелое, качественное стекло - почти такое же, как витринное и бабушкин хрусталь - можно использовать для изготовления спичек: ведь стекло входит в состав серной головки, которой мы чиркаем по коробке. Но спичечным фабрикам пока проще использовать обрезки оконного.

- Вам и холодильники приносят…

- Мы сами их не утилизируем: для этого нужны отдельная лицензия, оборудование, чтобы замораживать двигатели и сливать фреон. Этот вопрос должен решаться не на уровне частных лиц. Поэтому то, что нам приносят, мы чиним и тоже передаем тем, кому пригодится.

Однако читатель, конечно, понимает, что далеко не все холодильники попадают в столь заботливые руки. Немало оказывается на свалке, где охотники за металлоломом мигом откручивают двигатель, не заботясь о том, куда выльется фреон (хорошо еще, что в более современных устройствах применяются другие хладагенты!) А сколько всякой прочей техники может оказаться на обычной мусорной площадке! А вот японцы оплачивают утилизацию старой техники, что дает стране более миллиона тонн железа и 50 тысяч тонн цветных металлов в год. Иначе - штраф в несколько сотен долларов. В Уфе же люди, способные заглянуть в будущее, сегодня хотят создать дополнительные пункты приема отработанной техники в жилых микрорайонах, а также организовать работу экомобилей, которые будут в определенное время собирать технику у населения.

Разноцветные контейнеры наступают

Но как побудить тех граждан, которым недосуг выкинуть пластиковую бутылку в накопитель во дворе, все же разделять отходы? Начинать сортировку дома - для них непомерные усилия. Возможно, поможет прошлый опыт? Когда-то в нашей стране была вполне эффективная система сбора стеклянных бутылок, основанная на утилизационном сборе. Он и сегодня существует во многих странах и для разных видов сырья.

- Молоко в стеклянной бутылке стоило 28 копеек, в этой сумме была заложена высокая стоимость самой тары: ее принимали обратно по 15, - вспоминает экономист Наталья Алмаева. - Баночка сметаны шла по 35 коп. и принималась по 10, водочная - по 12, потом по 17. Так что экономический смысл сдавать очень даже был. Самим молзаводам, может быть, было и не слишком выгодно, но тогда всем руководил Госплан. А сегодня частников так работать не заставишь… Но в Германии – заставляют же!

О зарубежном подходе к делу рассказала моя знакомая Зульфия Каримова, побывавшая недавно в Бельгии в гостях у подруги:

- Там сортировка мусора - целая система, и она обязательна для всех. Его вывозят по определенным дням, согласно календарю вашего района, а до этого жильцы хранят и сортируют все дома. Бумага, стекло, пластиковые бутылки и «мягкий пластик» из-под сыра или ветчины, металлические банки-жестянки. Лампочки, батарейки, приборы, отходы пищи, «зеленый мусор» и даже пузырьки от медикаментов - все собирается отдельно в специальные пакеты или контейнеры разных цветов. Положите в пакет что-то не то - его не заберут и наклеят красный стикер, придется вернуть домой и проделать «работу над ошибками». Конечно, все-таки остается еще один вид мусора - «общий домашний», и некоторые ленятся и складывают туда отходы других категорий. Но это выходит дороже: 10 больших пакетов, в которых он увозится, обходятся в 22 евро, пакета хватает на неделю-две. Так что лучше постараться.

- Вот если у нас за вывоз сортированных отходов можно будет платить меньше - конечно, мы будем это делать! - реагируют знакомые домохозяйки…

Между тем меры, которые должны изменить ситуацию, уже разработаны: в марте Министерство природопользования и экологии РБ опубликовало проект постановления правительства о порядке раздельного сбора твердых коммунальных отходов. Согласно ему, это может делаться несколькими способами. Первый - установка вместо общих контейнеров специальных, маркированных цветом: синих - для бумаги, желтых - для пластика, оранжевых - для опасных, ртутьсодержащих отходов, красных - для стекла, серых - для отходов электрического оборудования, зеленых - для прочих. Количество вторсырья, которое можно собрать таким образом, сделало бы бизнес по его переработке в Уфе и республике намного более привлекательным (правда, скептики добавили бы: чтобы все получилось, стоит ввести и штрафы за выкидывание не «туда»). Второй вариант - система контейнеров двух цветов: желтых - для бумаги, стекла, пластика и металла, и зеленых - для того, что переработке не подлежит. Выбор того или иного способа зависит от объемов образуемых отходов и плотности застройки.

Предусмотрено также создание новых точек приема вторсырья. Ну а вывозить раздельно собранные компоненты сможет не только главная специализированная организация, но и сами фирмы, которые будут их использовать.

Отвечать за работу всей системы обращения с отходами, которая начнет действовать по всей стране в 2019 году, будут региональные операторы по утилизации твердых коммунальных отходов. Для каждой из пяти зон, на которые поделена республика, их выберут по конкурсу к 1 мая 2018-го. Затем они разработают и утвердят свои тарифы на вывоз мусора - и с 1 января 2019-го в наших квитанциях по квартплате появится отдельная строка «вывоз ТКО» (пока что плата за это включена в статью «содержание дома»). В законе № 486-ФЗ от 28.12.2016, который предусматривает все эти нововведения, отмечено, что «переработка получит безусловный приоритет над захоронением».

Ну а пока что огромные свалки, для заполнения которых каждый россиянин ежедневно производит по одному-полтора килограмма мусора, задают нам философский вопрос: действительно ли человек - разумное существо, способное заглядывать в будущее и взвешивать перспективы? Или его ум сосредоточен исключительно на перспективах приобретения завтрашнего насущного хлеба, дивана и айфона?

Не нужен? Разложим

90 процентов когда-либо произведенной пластмассы все еще существует, и сегодня в Мировом океане насчитывается пять больших скоплений пластикового мусора. Одного этого достаточно, чтобы понять: даже если все, что уже есть и продолжает выпускаться, переработают вторично, - столько дорожной плитки, непищевых тазов и всего прочего человечеству вряд ли понадобится. А значит, все удобные приспособления из пластика, от которых хорошо бы отказаться, но не получится, должны стать какими-то другими.

Как раз над этим совместно работают на химфаке БашГУ и в Институте химии РАН, создавая изделия из полипропилена с регулируемыми сроками эксплуатации. Кстати, он составляет 20 процентов от всех выпускаемых пластмасс: одноразовая посуда, игрушки, шприцы, прочные мешки для картошки, трубы, наконец.

- Например, нам нужно, чтобы цветочный горшок, пока он стоит на окне, выполнял свои функции, а как только попадет в утиль - быстро разлагался, - рассказывает руководитель проекта - проректор университета Вадим Захаров. - Вернее, конкретно сейчас требуется, чтобы это происходило с садовой мебелью из вторичного полипропилена: мы работаем с заводом, который ее выпускает. Для этого в полимер вводятся модифицирующие добавки (например, древесная мука, рисовая шелуха). Рассчитываем устойчивость к солнечному свету, ультрафиолету, влаге - и наилучшие из найденных рецептур рекомендуем заводу. А можно сделать и наоборот: создать древесно-композитную доску для обшивки дома, которая будет служить дольше обыкновенной.

Стоит добавить: подобные исследования у нас возможны потому, что в БашГУ, единственном из уфимских вузов, развивается научная школа по созданию полимерных композитных материалов, выпускают специалистов. Недавно для них закуплено новое оборудование - например, немецкий пластограф Brabender, позволяющий моделировать процессы создания пластмасс.

Правда, возникает еще один вопрос: а когда ассортимент биоразлагаемых пластмасс будет готов к покорению рынка - как отреагируют на это производители обыкновенного пластика? Ведь сокращать производство неубиваемых стаканов, стульев и тазов никто из них не планирует.

Климович, Е. Разделяй и здравствуй, или Мантра на переработку [Текст]/ Е.Климович.-( Репортаж в номер) // Уфа.-2017.-№6 (июнь). - С.52-59.


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Первая аптека в Уфе

В 1787 году в Уфимском крае был введен Приказ общественного призрения, одной из функций которого являлось медицинское обслуживание населения. В этом же году в Уфе открылась первая частная аптека. Казенная появилась лишь в 1807 году, а в середине XIX века в Уфе открылась еще одна частная. Но к услугам аптек могли прибегать лишь состоятельные люди, поскольку лекарства были очень дорогие.

 

« Август 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

УФА В КНИГАХ