РУБРИКА "Уфе - 440 лет"<br>Уважаемые люди - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

РУБРИКА "Уфе - 440 лет"
Уважаемые люди

Что ж странного, скажет кто-то, ведь и при новой власти улицы тоже были именными. Так, посетивший в 1921 году Уфу Лев Троцкий с удовольствием вполне мог прогуляться по короткой, зато носившей его имя улице. Позже на этой улочке сменилось пять табличек-указателей названий, пока кому-то не пришла в голову мысль назвать её вполне аполитично – Театральной. В дореволюционной Уфе названия некоторых «именных» улиц утвердились исторически, по именам первых своих поселенцев или хозяев земель: Голубина, Будановская, Вавиловская. Другие улицы получали имена людей, проявивших себя на ниве благотворительности: Базилев, Бекетова, Блохин, Дашковы, Мамин да и Калмацкие были не только купцами, но и жертвовали на нужды города значительные суммы. Некоторым из таких людей по ходатайству городской думы присваивалось звание почётных граждан Уфы, что символизировало «исключительную форму выражения признательности и благодарности общества за деятельность на пользу города», а также дань уважения к людям, имеющим особые заслуги перед Отечеством. Города предоставляли это звание различным лицам, известным своими заслугами, но как почётный титул он не был сопряжён ни с какими обязанностями. Другое дело, что в России существовало ещё и введённое в 1832 г. привилегированное сословие с тем же названием – почётные граждане. Потомственное и личное почётное гражданство освобождало от рекрутской повинности и телесных наказаний и давало возможность поступления на государственную службу, т.е. фактически отличалось от дворянства только отсутствием прав на владение крепостными крестьянами. Почётное гражданство было двух родов: личное, распространявшееся только на данное лицо и его жену, и потомственное, принадлежавшее всем нисходящим членам семьи. К потомственным почётным гражданам относились дети личных (т.е. не потомственных) дворян, священников, окончивших академии, и потомственных почётных граждан. Почётное гражданство могли приобретать лица, получившие учёные степени в высших учебных заведениях, а также купцы, беспорочно состоявшие в 1-й гильдии 20 лет. Признаки этих почётных званий (городского и сословного) настолько сливались, что сейчас порой невозможно даже выделить, где какое. Главное здесь в том, что на имперском уровне почётное гражданство означало принадлежность к сословию (наряду с дворянством, духовенством, купечеством, крестьянством, мещанством).

Особые права почётного гражданина заключались в возможности участвовать в выборах в городе и быть избираемыми в городские общественные должности. К сему надо добавить, что для участия в выборах был установлен ценз по недвижимой собственности. Понятно, что всё это имело отношение главным образом к купцам. Тема эта затрагивалась и во 2-м и 3-м номерах нашего журнала «Уфа» (В.И. Видинеев и Н.К. Блохин были потомственными почётными гражданами), так что нижеизложенное – продолжение рассказа.

Ф.Е. Чижов

К 1900 году состояние Потомственного почётного гражданина Уфы, купца первой гильдии Фёдора Егоровича Чижова (около 1830-1900) оценивалось почти в 67 тысяч рублей, кроме того, капитал в 21 тысячу числился за его супругой. За несметные богатства Чижова называли «уфимским Крезом». Около 1890 года Фёдор Егорович пожертвовал одну из своих усадеб – по улице Телеграфной (Цюрупы) – городу Уфе под больницу на 30 коек. Чижовская больница стала первым в Уфе крупным (по тем временам) лечебным заведением, ведь больница земская (нынешняя республиканская) была тогда ещё весьма скромна размерами и возможностями. Написание фамилии купца встречается в двух вариантах: «Чижёв» и «Чижов», причём в источниках XIX века обычно было «Чижов». Так как в то время точек над ё с целью экономии типографских расходов не ставилось, то писалось «Чижев», но произносилось как «Чижов». В 1887–1890 гг. Чижов был городским головой. Но в истории города он оставил след прежде всего как щедрый благотворитель, ведь без его пожертвований не обходилось, пожалуй, строительство ни одного заметного общественного здания. В 1890-е годы семейству лесопромышленника Фёдора Егоровича Чижова принадлежала третья часть кирпичных домов Уфы. Основные его домовладения были сосредоточены на улице Большой Казанской (Октябрьской революции). Считается, что главный из всех принадлежавших Чижову в Уфе домов, в котором жил и сам хозяин, – кирпичный, двухэтажный, с угловыми башнями и балконными решётками, в которые вплетены буквы «Ф» и «Ч», – построен в конце 1880-х годов. Но, судя по ранним фотографическим снимкам, ещё в конце позапрошлого века на этом месте стояло деревянное здание. Да и в стиле, в котором выстроен дом (русская эклектика), чувствуется влияние модерна. Как следует из очерка Фёдора Киселёва в газете «Уфимские губернские ведомости», дом этот был выстроен к 1896 году. Директор всевозможных обществ, покровитель и меценат Фёдор Чижов скончался в 1900 году и был погребён на Старообрядческом кладбище Уфы. В 1930-е годы это кладбище по улице Трактовой было разорено.

В.Е. Поносов

Цитата из адрес-календаря 1883 года, составленного по итогам переписи 1879 г.: «[На Большой Казанской] улице при доме Пермского 1-й гильдии купца Василия Епифановича Поносова принимается: овёс, греча, рожь, пшеница, ржаная мука и гречневая крупа; промышленник Пермский 1-й гильдии купец Василий Епифанович Поносов». В середине позапрошлого века в ближайших от реки Белой и Оренбургской переправы городских кварталах сформировался своеобразный центр оптовой торговли зерном. Объяснялось это близостью к реке и удобному подъезду к складам на берегу. Дом Поносова, о котором шла речь в объявлении, сохранился – он стоит слева от бывшей пожарной части. Украшением дома являются уникальные в своём роде наличники окон второго этажа и деревянные же пилястры с большим количеством резных украшений в виде «солнышек» (их около шестидесяти). Неплохо сохранились и лепные украшения первого этажа, прежде всего наличники окон, в верхнюю часть их изящно вплетены буквы «П» – в честь фамилии хозяина. В 1894 году, когда 54-летний купец и крупный землевладелец В.Е. Поносов уже именуется потомственным почётным гражданином, он вдруг женится «первым браком» (так записано в книге Троицкой церкви, где проходило венчание) на молоденькой выпускнице Мариинской гимназии, бесприданнице из числа обедневших дворян Елене Словохотовой, дочери своей экономки. Примерно тогда же Поносов начал строительство огромного трёхэтажного дома на углу Центральной и Большой Казанской. У Поносовых родилось два сына – Василий (1896 г.) и Владимир (1899 г.). Вскоре Поносов внезапно умер. Ходили слухи, что умереть ему помогла жена, косвенным подтверждением чего было то, что после смерти покойного похоронили только через пять дней – видимо, устанавливали причину смерти.

Р.П. Платонов

Купец Родион Петрович Платонов торговал чаем, кофе, сахаром, бакалейными и кондитерскими товарами. В принадлежавшем ему вместе с братом огромном особняке на углу Большой Успенской и Телеграфной нашлось место для конфектно-пряничной фабрики (прежде вместо «конфета» говорили «конфекта»). Уфимцы ещё помнят зал овощного магазина, в который заходили с угла здания, а со стороны нынешней Коммунистической был вход в хлебный магазинчик.

Кажется очевидным, что год, указанный на флюгерах дома Платоновых, в котором ныне размещаются учреждения Минюста, является годом постройки этого здания. Но, во-первых, если присмотреться, само вроде бы единое и сложенное в традициях «кирпичного стиля» здание состоит из трёх совершенно разных частей, отличающихся по декоративным приёмам кладки облицовочного кирпича. Возможно, что и архитекторы привлекались разные. Первоначально были возведены нынешняя угловая часть и крыло по улице Большой Успенской (Коммунистической) - на них-то и находятся башенки-шатры.

У Родиона Петровича Платонова был сын Николай, а у его приятеля с той же улицы Телеграфной, Михаила Григорьевича Фёдорова, была взрослая дочь – невеста. Молодые люди познакомились, понравились друг другу (возможно, и сваты помогли) и решили сыграть свадьбу. Да не простую, а такую, чтобы всех удивить. Приданое у невесты образовалось приличное – на одну телегу не поместится, на две – тоже. Вот и появилась задумка, чтобы телег с приданым было как можно больше. Подводы было решено отправлять не все вместе, подряд, а выпускать их из ворот дома Фёдорова постепенно, с интервалами. Так как дома жениха и невесты располагались на одной улице, то первая подвода с приданым уже въезжала в ворота дома жениха, когда во дворе дома невесты ещё только готовили к выводу последнюю.

Когда молодые вышли из дома отца жениха и направились в сторону Успенской церкви, то специально для них было расстелено несколько рулонов ткани. Так что весь путь от дома до церкви, а это около двухсот метров, жених и невеста шли по своеобразной ковровой дорожке.

О той давней свадьбе и напоминает флюгер на доме Платонова – на нём указан год, когда под одобрительные возгласы жителей Уфы по Телеграфной шли подводы с приданым, – 1906-й.

***

В своё время Юрий Андреевич Узиков очень обстоятельно рассмотрел вопрос об уфимских улицах, носящих имена революционных и общественных деятелей. Были в нашем городе улицы, названные в честь почти всех руководящих работников партии и правительства, в том числе советских работников местного пошиба. Ну кто, скажите, кроме специалистов, сейчас вспомнит фамилии Гармонова, Гузакова, Микадзе или Казбея? В сентябре 1957 года Н.С. Хрущёв «отправил на пенсию» всех членов так называемой антипартийной группы – Молотова, Маленкова, Кагановича.., а также «примкнувшего к ним Шепилова». Выгнать-то он их выгнал, но по всей стране сотни улиц, предприятий и колхозов носили имена этих «видных деятелей партии и правительства». В условиях широко разрекламированной борьбы с последствиями культа личности и утверждения законности, простое переименование этих улиц выглядело бы не совсем уместным, поэтому к сентябрю был придуман Указ «Об упорядочении дела присвоения имён государственных и общественных деятелей краям, областям, районам, а также городам и другим населённым пунктам, предприятиям, колхозам, учреждениям и организациям». Забавно, что про улицы в указе не было ни слова, но после его принятия как по мановению волшебной палочки уфимская улица Ворошилова (Климент Ефремович, кстати, и подписал этот указ) вдруг стала Краснодонской, Будённого – улицей Мингажева, а улица Молотова, например, была слита с Кольцевой. Одним из нежеланных последствий указа стала смена табличек на улице Хрущёва – она получила название в честь 40-летия Октября. Всё это интересно, но не менее интересным может стать разговор и об улицах, которые носили имена дореволюционных деятелей. Но это – тема для отдельного разговора.

Анатолий ЧеЧуха

Чечуха , А .Уважаемые люди [Текст ]/ А. Чечуха // Уфа .-2014 .- № 6 .- С.22 -25.


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Первая аптека в Уфе

В 1787 году в Уфимском крае был введен Приказ общественного призрения, одной из функций которого являлось медицинское обслуживание населения. В этом же году в Уфе открылась первая частная аптека. Казенная появилась лишь в 1807 году, а в середине XIX века в Уфе открылась еще одна частная. Но к услугам аптек могли прибегать лишь состоятельные люди, поскольку лекарства были очень дорогие.

 

« Август 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

УФА В КНИГАХ