Лес рубят — реки мелеют - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Лес рубят — реки мелеют

«Приходится слышать от туристов и местных жителей, что Белая обмелела. Это действительно так, — пишет Чурагулов. — Если в былые времена по Белой от Каги и Авзяна сплавляли баржи с чугуном, то теперь на перекатах туристам приходится самим тащить лодки и плоты… Анализ стока Белой в горном течении показывает, что в последние десятилетия существенно изменился его режим. Уменьшился расход воды в летний период, увеличилась доля весеннего паводочного стока, причем продолжительность его сократилась. Исследования Башкирской лесной опытной станции на примере рек Большой и Малый Инзер свидетельствуют о том, что изменение водного режима рек вызвано здесь сплошными концентрированными рубками».

Автор говорил о том, что «горные склоны вдоль рек Южного Урала должны быть всегда покрыты лесом. Сплошные рубки небольшими лесосеками здесь могут проводиться лишь в исключительных случаях». Иначе «происходит нарушение гидрологического режима рек и их загрязнение». По его словам, «почвы горных склонов вдоль рек, как правило, таковы, что при механическом воздействии на них теряют водопропускную способность, и атмосферные осадки поверхностным стоком бесполезно стекают вниз, вызывая смыв почвы».

Говорилось в статье и о том, что туристы варварски относятся к природе: «На излюбленных туристских стоянках уже трудно найти топливо для костра, в ход идут растущие деревья. По данным турбазы «Агидель», по Белой проплывает 7 — 8 тысяч туристов ежегодно, число их из года в год увеличивается. Если один костер приходится в среднем на 7 — 8 человек, и в сутки, допустим, сжигается четверть кубометра дров, то в течение 20 дней сжигается 5 тысяч кубометров древесины!». Дрова же при этом «берутся из особо-защитных приречных лесов Гослесфонда».

«Леса вдоль рек рубить надо, многие насаждения здесь требуют проведения рубок ухода, но рубить их надо грамотно», — считает Руф Чурагулов. Поэтому он предлагал «сосредоточить заготовку дров для туристов в органах лесного хозяйства, с последующей передачей этих дров организациям, занимающимся туризмом». А для туристов «установить определенную плату за пользование этими дровами».

Поскольку основной ущерб природе наносят неорганизованные туристы, автор предлагает усилить контроль над ними, создав штат инспекторов по туризму, контрольные пункты, где бы туристам-любителям выдавали путевки на путешествие по реке. «Кроме того, надо бы, на наш взгляд, в лесах вдоль Белой увеличить штат лесной охраны».

Прокомментировать основные тезисы этой статьи мы попросили Ауфара Гареева, заведующего кафедрой гидрологии и геоэкологии БашГУ, доктора географических наук, профессора:

— Горные склоны рек действительно должны быть всегда покрыты лесом. Леса, относящиеся к верхним притокам Белой и примыкающим с востока верховьям бассейна реки Урал, имеют исключительное значение — водорегулирующее, почвозащитное, воздухоохранное.

От их сохранности в естественном ареале зависит формирование истока рек. В  статье написано, что вырубка лесов приводит к  изменению речного стока — с этим следует полностью согласиться.

Мы пять лет вели наблюдения в верховьях бассейна Белой в Белорецком районе, изучая процессы изменения склонового речного стока. И установили, что его трансформация связана с пастбищной дигрессией лесов (то есть разрушением структуры растительности и почвенного покрова из-за выпаса скота). В лесах поверхностный сток полностью отсутствует (он поглощается, а потом поступает в реки). То есть лес накапливает снег, глубина промерзания почвы там меньше, и она быстрее оттаивает, водопоглощение начинается раньше, и происходит более ровное формирование стока. А если леса нет, то формируется максимальный поверхностный сток: почва промерзает на большую глубину, воды вместо поглощения в подземные горизонты стекают по склонам, достигая максимума весной, и на лето воды остается меньше. В  дальнейшем это приводит к развитию эрозионных и русловых процессов, иссушению склонов и ухудшению условий произрастания растительности. Реки становятся мелкими.

Так что притоки Белой обмелели из-за увеличения максимального стока во время паводка и уменьшения расхода воды летом. Говорят, надо строить пруды, водохранилища, но сохранение лесов обойдется намного дешевле. К тому же не будет негативных влияний на гидрологический режим, экологическую обстановку. Туристы по Белой уже не сплавляются, раньше был маршрут от Арского камня до Мелеуза, а после строительства Юмагузинского водохранилища их стало намного меньше. Однако это не значит, что они не наносят ущерб природе. Нужно согласиться с автором статьи в том, что туризм должен быть не стихийным, а организованным: нужны специальные стоянки, базы, где можно заготавливать древесину для костров и т. д.

С 70 — 80-х годов, когда была написана статья, произошли некоторые изменения: в то время горные леса подвергались повсеместному выпасу, со всех районов пригоняли скот, уничтожалась травянистая и кустарниковая растительность. Вслед за этим начались эрозионные процессы. После развала СССР в 90-х годах количество крупного рогатого скота уменьшилось, произошла передислокация пастбищных угодий. Но проблема осталась, так как на этих местах сформировались местные хозяйства, которым также удобно пасти скот неподалеку. То есть изменения произошли по площади, а по структуре воздействия на леса последствия остались такими же негативными.

Что касается перспективных вопросов лесопользования: в последние десятилетия идут незаконные вырубки лесов, вывоз кругляка, большое количество неиспользованной древесины гниет, являясь очагом распространения заболеваний. Есть необходимость ведения строгой системы лесопользования: как указано в статье, нужно разрешить выборочные санитарные рубки леса. Умеренные вырубки лесов с соблюдением технологий, а также полномасштабное использование отходов, в том числе неценных и малоценных видов древесины — березы, осины — являются современным требованием во многих странах. Однако Запад и Восток давно отошли от такого экстенсивного лесопользования, как у нас в Башкирии и в России.

Японцы, к примеру, умудряются получать от вырубки лесов 102 процента сырья. Как? Они используют почву с корней, кору, опилки и все, что только можно.

А у нас беспечное отношение. Многих сегодня беспокоит строительство лесопромышленного комплекса «Кроношпан». Если он будет возведен с соблюдением всех требований, то это допустимо. Правда, вызывает опасения то, что его запуск повлечет за собой вырубки лесов на больших площадях, а это может привести к негативным последствиям. Нужен контроль со стороны министерств и ведомств. И необходимо участие общественности: если специалисты закрывают глаза, а население видит незаконные вырубки, то нужно сигнализировать в средства массовой информации и другие органы.

Справка

Руф Чурагулов родился в деревне Старые Казанчи Аскинского района в апреле 1939 года, в семье лесничего. Уже с шестилетнего возраста мальчик вместе с пятью братьями и сестрами работал в питомниках: по его воспоминаниям, «приходилось и сеять, и мульчировать посевы, и заниматься прополкой».

После окончания средней школы Руф стал рабочим в Татышлинском лесхозе на заготовке и вывозке леса. А в 1958 году поступил на математико-механический факультет Уральского государственного института, но через три года понял, что это не его «конек», и перевелся на заочное отделение Уральского лесотехнического института. Вся дальнейшая деятельность Руфа Чурагулова была связана с областью лесного хозяйства: много лет он проводил исследования лесных экосистем, написал монографию «Экология лесов Южного Урала» — уникальный труд, основанный на богатом фактическом материале. Ему присвоено звание заслуженного работника лесовода Башкирской АССР, вручены знак «За сбережение и приумножение лесных богатств РСФСР» и медаль «Ветеран труда».

В общей сложности династия Чурагуловых проработала в лесном хозяйстве более 120 лет.

Анастасия Шерстобитова

Шерстобитова, А. Лес рубят – реки мелеют [Текст] /А. Шерстобитова //Республика Башкортостан. - № 7 . – 16 апреля. – 2014. – С.8.


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Первая аптека в Уфе

В 1787 году в Уфимском крае был введен Приказ общественного призрения, одной из функций которого являлось медицинское обслуживание населения. В этом же году в Уфе открылась первая частная аптека. Казенная появилась лишь в 1807 году, а в середине XIX века в Уфе открылась еще одна частная. Но к услугам аптек могли прибегать лишь состоятельные люди, поскольку лекарства были очень дорогие.

 

« Август 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

УФА В КНИГАХ