Уфа туристическая - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Уфа туристическая

Хотелось бы сразу оговориться, что речь пойдет не только об архитектурных и градостроительных памятниках на территории Уфы, но и о разных слоях всей городской ткани как о некоем эквиваленте иерархии ценностей, которые на сегодня нужно хотя бы сформулировать, чтобы иметь их в виду, обсуждая варианты стратегии развития городского генплана.
Перечислю сразу все слои, чтобы была понятна структура всего рассуждения: I – озеленение города, II – открытые общественные пространства, III – собственно исторические памятники, IV – квартальная сетка и жилой фонд. Последовательность перечисления не означает их значимости, а данное разделение слоев, естественно, имеет свои условные границы, так как город – живой организм и в нем, как у живого организма, в разное время суток одни и те же нейроны мозга отвечают то за различение вертикальных и горизонтальных полосок, то за стимуляцию работы желез внутренней секреции.
Однако этот первый же шаг – умозрительное разделение на слои – показывает нам важную вещь: вторжения в тело города с самыми благими и неотложными намерениями не должны сегодня проходить в виде искусственно организованного конфликта его органов, то есть фактически – столкновения его ценностей. Сегодня нельзя делать проекты, сталкивающие экологию и развитие транспортной сети, сохранение памятников и жилищное строительство, развитие промышленности и пространственное развитие города и так далее. На место сплошной хирургии, защищаемой демагогией о прогрессе, должны придти методы как ненасильственной реновации по отношению к слабым игрокам – прежде всего к городским жителям, так и жесткой прагматичной политики по отношению к крупным игрокам – монополистам, госструктурам и сверхкрупному бизнесу. Нам, русским, это особенно тяжело из-за нашей национальной слабости – бешеной езды и глубоко спрятанной в душе вере в существование каких-то сказочно простых решений.
Первый слой градостроительной ткани, который мы рассмотрим, – это озеленение. Для уфимцев он является практически эквивалентом экологической безопасности их проживания в городе. После последней знаменитой аварии на «Хипроме» в 1990 году, когда люди встали в антидиоксиновые цепочки по всему городу, эта тема стала самой острой для населения. Поэтому, несмотря на то, что Уфа является одним из самых озеленных городов России, ощущение постоянно нависающей угрозы, к которому мы привыкли, остается до сих пор. Огромные массивы дикого перестойного леса, включенного в 1960-70-е годы в состав городского озеленения, являясь абсолютной ценностью для населения, абсолютно не окультурены и являются зоной «дикого» отдыха. Эти леса расположены очень удобно по всему периметру территории города иногда с прямым выходом к его жилым районам. Важнейшей задачей будущей стратегии должен стать проект создания условного «Зеленого пояса» Уфы в виде специально благоустроенной парковой полосы, непрерывно идущей вдоль всей контактной зоны лесов с городской застройкой. Создание такого открытого общественного пространства должно сопровождаться пробивкой бульваров, соединяющих его с более отдаленно расположенными жилыми территориями и существующими скверами и парками города. Требуется адаптация всей стыковой зоны лесов и городской застройки, превращение ее в урбанизированную благоустроенную ленту рекреационно-физкультурного назначения, содержащую в том числе и новейшие виды общественного транспорта. Такой подход позволит снять социальный конфликт с населением стыковых зон, так как вместо необустроенного леса со следами дикого отдыха, мусором и криминогенной обстановкой люди получат комфортную современную безопасную рекреацию плюс новый по формату общественный транспорт в пешеходной доступности.
Второй слой ткани, являющийся важнейшей чертой комфортных городов и ценностью, доступной пока лишь точечно, но так необходимой уфимцам, – это благоустроенные общедоступные городские пространства: пешеходные улицы, площади, галереи открытого типа, атриумные пространства городского масштаба. Их отсутствие страшно замедляет и деформирует развитие нашей городской культуры, причем как башкирской, так и русской, и татарской, и всех других здесь живущих национальностей. Все они не могут сегодня полноценно развиваться в Уфе как городские цивилизации из-за физического отсутствия специально предназначенных для этого архитектурно-пространственных форм.
Из-за особенностей нашего сурового климата стратегия развития нового генплана должна затронуть также и статус доступности, связность и функционал сначала 1-го, а затем и 2-го этажей городской застройки вдоль красных линий центральных частей города. Реализация этой части стратегии должна будет решаться не только чисто архитектурными средствами, но и путем постепенного выноса не только промышленных предприятий из центральных зон города в технопарки на окраинах, но и крупнейших административных функций – федеральных, республиканских и городских – в зону застройки проспекта С. Юлаева. Там должен быть сформирован новый административно-деловой линейный центр, там находятся площадки для масштабной реконструкции промышленных и коммунально-складских территорий. Сегодня они зарастают мелкими проектами, которые впоследствии приведут к большим проблемам администрации с возвратом участков. Дополнительным источником возникновения общественных пространств должны стать программно создаваемые архитектурные ансамбли центров новых больших городских районов. Для этого районные администрации должны перемещаться или заново создаваться в структуре новых массивов жилой застройки Забелья, Затона, Демы, а также в специально предусмотренных местах больших пятен коттеджной и малоэтажной застройки.
Третий слой – исторические памятники (точнее, их остатки) дореволюционного и – более сохранившиеся – советского периода. В сознании сегодняшнего коренного жителя Уфы они существуют в некоем синкретизме практически до полного неразличения и вызывают практически только положительную, очень благожелательную реакцию. Именно историческая застройка является ценностью для большинства уфимцев, но, в отличие от озеленения, является эквивалентом сохранения городской идентичности. И ее убывающее на глазах состояние, как и постоянно уничтожаемые на улицах деревья, внушает людям ощущение опасности, исходящей от власти и бизнеса. Единственное ответственное решение, которое сегодня уже осознается новой городской командой управления и должно войти составной частью в будущую стратегию развития генплана, это создание нескольких комплексных зон для развития городского туризма и индустрии гостеприимства на базе существующих сложившихся зон исторической застройки. Охраняемый специальным указом городской ландшафт должен быть зафиксирован в существующей стадии с возможностью воссоздания утраченных объектов, реставрации и точечной реконструкции, жестко ограниченной этажностью, ордером и иногда даже стилем исторической застройки. Программа должна иметь максимально высокий городской статус, иметь особый режим реализации и управления и стимулировать – экономически и административно – восстановление признаков ансамбля исторической застройки: непрерывность ткани, высокую плотность при ограничении этажности, хорошо читаемую стилевую и временную идентичность архитектурных и пространственных решений. Для Уфы особым ресурсом является очистка центра от жилых домов первых массовых индустриальных серий (5-, 9-этажек) с заменой их на жилую застройку по конкурсу в пределах этажности, ориентированной на габариты окружающей исторической застройки. Частью такой программы должна стать система волнового переселения коренных жителей центра в пределах их микрорайонов и даже жилых групп. Это обеспечит реальную наполняемость нового жилья в исторических центрах традиционным для данного района населением и сохранением, благодаря воспроизведению его системы, социальных связей общественной безопасности и контроля.
Четвертый слой – квартальная сетка. По вдохновляющему примеру Перми и КСАП в нашем университете была проделана работа по анализу изменения этажности и габаритов квартальной застройки с момента создания уличной сети до настоящего времени. Размеры и того, и другого у нас тоже выросли в несколько раз. Что привело к негативным последствиям для статуса и комфортности проживания целых районов, управляемости и состояния жилого фонда, а также формированию у уфимцев четкого общественного мнения о том, что подобная застройка, по существу, изначально представляет собой скрытую форму сегрегации, новое социальное гетто, из которого нужно «вырваться» в нормальный город. Нарушение пропорций между размерами территории, жилых домов и отдельных квартир, возможно, имеющих какое-то исторически сложившееся оптимальное значение для каждого города, пережившего несколько этапов своего развития, может быть исправлено с опорой на удачные прецеденты, выявляемые исследованием. В нашем городе размеры квартальной сетки и этажность новой застройки очевидно должны быть уменьшены, либо мы будем строить районы, изначально обреченные на «хронические болезни», и обрекать городской бюджет на растущий навес социальных расходов, связанных с их последующим «лечением». Пористость уже существующей городской ткани 1970-1990-х годов также может быть увеличена за счет уплотнения, пробивки новых улиц и создания специально выделенных внутриквартальных пешеходных связей. Разборка многоэтажно панельной массовой застройки кажется пока малореальной исторической перспективой, однако кризис модернизма, как и кризис СССР, тоже казался когда-то невозможным, немыслимым.
Крот истории, как писал классик марксизма, роет неутомимо и необратимо. Хотелось бы, чтобы новая дорожная карта для будущего нашего города, которая начинает разрабатываться сегодня, оказалась не глупее кротовой норы. И было бы еще лучше, если хотя бы некоторые ее участки демонстрировали, что человек вообще и архитекторы в частности благодаря разуму и знаниям – все-таки более совершенное создание природы.

Донгузов, К. Уфа-2013: наследие и ценности [Текст ]/К. Донгузов //Истоки. - № 34 (28 августа). – С.6.


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

УМПО

В декабре 1941 года в Сталинский район г.Уфы из Рыбинска (Ярославская область) был эвакуирован моторостроительный завод № 26. 17 декабря завод № 26 приступил к выпуску авиационных двигателей.
Это был настоящий подвиг, потому что в первые годы войны Башкирия являлась единственным регионом, который поставлял двигатели для боевых самолетов в большом количестве, остальные эвакуированные заводы по изготовлению авиадвигателей не успели наладить производство.
Достаточно сказать, что в годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе было выпущено 137 тысяч самолетов, из них 97 тысяч летали с двигателями уфимских моторостроителей.

 

« Декабрь 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     

УФА В КНИГАХ