Факты истории - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Факты истории

Петр Рычков - ученый или чиновник?

07.09.2017

Имя Петра Ивановича Рычкова в исследованиях по истории нашего края принято сопровождать эпитетом «первый». Действительно, официальная биография указывает, что ему принадлежит первенство в изучении башкир, казанских татар, казахов и других народов юго-востока России. Кроме того, именно он является первым историком города Уфы, первым исследователем географии и геологии Башкирии. Рычков написал и первый в России спелеологический труд, посвященный Каповой пещере. Его перу принадлежит первое в России исследование по пчеловодству. Наконец, существует мнение, что именно Рычков, а не Иван Кириллович Кирилов, является зачинателем экономической географии в России. Заслуги Петра Ивановича Рычкова перед российской наукой были отмечены сообществом ученых Академии наук, которые в 1759 году приняли его в свои ряды в качестве первого своего члена-корреспондента. Рычкову поставлены памятники в Оренбурге и Соль-Илецке. В Оренбургской области учреждена литературная премия его имени и там же в честь него названа улица в поселке Ленина.
Василий Никитич Татищев - выдающийся российский историк, руководитель Оренбургской комиссии и непосредственный начальник Рычкова, первым обратил внимание на исследовательские способности своего подопечного еще в конце 30-х годов XVIII века. В 1741 году Татищев даже обратился в Академию наук с просьбой отметить труды Рычкова серебряной медалью или каким-либо памятным подарком. Однако вплоть до знакомства Рычкова с Герхардом Миллером академическое сообщество России не обращало серьезного внимания на исследования оренбургского бухгалтера.
Более того, некоторые современники выражали сильное сомнение в научном уровне его изысканий. Наиболее резкую характеристику Петру Ивановичу дал оренбургский генерал-губернатор Иван Андреевич Рейнсдорп. Этот датчанин на русской службе считал Рычкова абсолютно пустым человеком, однако наделенным непомерным тщеславием. Рейнсдорп писал академику Герхарду Миллеру, покровительствовавшему Рычкову: «У меня образовалось из трехлетнего опыта почти математическое доказательство, что у этого человека неограниченное себялюбие есть любимая страсть. Из тщеславия он высказывается признательным, но как скоро произносится сообразный с истиной приговор его пустым проектам и безвкусным компиляциям, то низкая зависть направляет его к самым низким черным поступкам для того, чтобы коварно придуманным злословием возбудить сомнение к проницательному возражению. Это настоящий потрет Тартюфа. Впрочем, я отдаю справедливость его хотя и не возделанному уму».

Читать дальше

Вспомним городового лекаря

07.09.2017

Краткая история лечебных учреждений Уфы

В 1787 году в Уфе появился Приказ общественного призрения. Немного странно звучат эти слова сегодня, но 230 лет назад забытое ныне призирать означало «бросить взор со вниманием, с участием, сочувственно, милосердно», а Приказ представлял собою административный орган, который согласно закону должен был заботиться о народных школах, сиротских домах, воспитании детей-сирот, содержании госпиталей, больниц, богаделен… При участии ведомства около 1790 года и появилась в Уфе первая городская больница, в которой лекарь принимал больных и где «иногда оставлял при себе под наблюдением тяжёлых больных». Чуть позже открылись больницы в Бирске и Стерлитамаке.
До той поры людей лечили знахари, а с открытием больницы на уфимской земле обосновались первые профессиональные врачи. Вообще-то слово врач прилепилось ещё к их далёким шаманствующим предшественникам, ведь происходит оно, как ни странно, от слова врать, что прежде означало всего лишь говорить, ведь лечение чьего-либо недуга шаманы, знахари, ведуны или, например, шайтан-курязи неизменно сопровождали словом, заклинанием – заговаривали боль. Что же касается слова, звучащего ныне, пожалуй, пренебрежительно – лекарь, то два века назад всё было иначе. Им считался тот, кто получил хотя бы начальное медицинское образование (в словаре В. И. Даля добавлено: «Иногда лекарем зовут и неучёного врача, всякого, кто занимается лечением»). Так, звание штаб-лекаря (военное звание полкового врача) носил Андрей Юрьевич Авенариус – добрый знакомый уфимской семьи Аксаковых, «человек очень умный, образованный и любезный».

Читать дальше

С именем «8 Марта»

06.09.2017

От солдатских шинелей - до модных костюмов
В этом (2009) году Уфимская швейная фабрика имени 8 Марта (ныне новая торговая марка «Энже») отмечает свое 80-летие. До середины восьмидесятых годов ее цеха располагались на месте нынешнего Гостиного двора. Первыми тружениками предприятия были безработные, состоящие на Бирже труда. Они прибывали на фабрику со своими машинками, утюгами и колодками. Электричества не было, поэтому утюги разогревали на печах, которые отапливались дровами. А вырезка кроя производилась вручную - ножницами и большими ножами.
Большинство рабочих были непостоянными. Такое перемещение кадров при отсутствии специалистов продолжалось до 1930 года. Потом лучших работников предприятия стали направлять на учебу в Ленинградский техникум легкой промышленности.
В 1931 году открылась школа фабрично-заводского обучения. Появились первые специалисты и первые ударники труда. Численность рабочих тогда составляла 233 человека. Ассортимент изделий  был самый разнообразный: женская одежда, телогрейки, головные уборы, пальто.
В том же году пришла на фабрику юная работница - 16-летняя Антонина Киреева. Для несовершеннолетней сироты, жившей в Уфе у тети, никакой работы на бирже труда не нашлось. Из-за хрупкого внешнего вида сначала ей посоветовали играть в куклы, но потом все же пожалели и дали работу - пришивать пуговицы к сорочкам. Боясь, что из-за юного возраста ее все-таки могут уволить, Антонина старалась изо всех сил, и такое рвение в работе было вознаграждено по заслугам. По рекомендации начальницы цеха Екатерины Филипповны, которая опекала Антонину как родная мать, девушку отправили на учебу в Ленинград. Закончив шестимесячные курсы инструкторов, смышленая Антонина вернулась с письмом, в котором руководству настоятельно советовали учить ее дальше.
Год спустя Антонина снова уехала на учебу - в Ленинградский техникум, который закончила в 1940 году на одни «пятерки». Отличникам представлялась возможность поработать на ленинградской или курской фабриках. Антонина выбрала Курск, решив потрудиться там до первого июньского отпуска, а потом вернуться обратно. Однако все планы 22 июня перечеркнула Великая Отечественная война.

Читать дальше

ЦЭС: первенец социалистической индустрии

25.07.2017

Когда завершилась Гражданская война, серьезно встал вопрос о восстановлении в Уфе промышленности, транспорта и связи, что было сделано в предельно короткие сроки. Советская власть обратила самое серьезное внимание на вопросы электроснабжения города.
Уфимская городская электростанция, действовавшая с 1 февраля 1898 года, вырабатывала настолько мало электроэнергии, что через четверть века уже не удовлетворяла потребностей всего населения, учреждений и организаций в источниках питания. Председатель Уфимского горсовета В.Д. Заикин в 1928 году заметил, что электроосвещение имеют только 28-29 процентов жилых помещений столицы республики, в которых
проживали 30 тысяч 570 человек (меньше трети населения). Естественно, остальные, а это порядка 70 процентов горожан, пользовались керосиновыми лампами и свечами. В общем, сплошные неудобства и пожары.
И вот 19 апреля 1927 года постановлением Башсовнаркома была организована комиссия по сооружению электростанции в Уфе. Комиссию возглавил председатель Башкирского Центрального Совета народного хозяйства Габитов. Его заместителями утверждены Рябов и Алиев. В состав комиссии вошли также заместитель председателя Башсовнаркома и председатель Башгосплана М.Г. Гаврилов и инженер (в документе его имя не указано, но, полагаю, им мог быть главный инженер Управления строительства ЦЭС Кудрявцев). Любопытно, что на всех совещаниях выступает только Кудрявцев. Еще в документах мелькает имя заведующего технологическим бюро ЦЭС инженера Кусакова. Однако ни разу нигде не упоминается начальник Управления строительства. Думаю, что им был высокопоставленный офицер НКВД, поскольку все важнейшие стройки того времени возглавляли представители органов внутренних дел. Теперь уже не секрет, что ЦЭС строили не только вольнонаемные люди, но и подневольные. На это указывает специальный городок с бараками за колючей проволокой, который находился вблизи стройки. Надо четко понимать, что вместе с раскулачиванием и организацией колхозов сельских жителей начали принудительно направлять на народнохозяйственные стройки. Были и такие, кто не хотел работать на колхоз, поэтому подался в город...

Читать дальше

Уфа на рубеже столетий

19.07.2017

К концу 19-го столетия Уфа только-только начала принимать вид собственно губернского города. Открылось отделение государственного банка, был заложен городской парк на Соборной площади, построено здание полицейского управления с пожарной каланчой. В декабре 1870 года прошли первые выборы в городскую думу на основе нового городового положения. В этом же году была открыта первая амбулатория - бесплатная лечебница. В 1875 году учреждено Уфимское губернское земство и введены земские учреждения. В 1879 году Губернским статкомитетом произведена перепись населения города. На это время в Уфе проживали 23 197 человек. Работало несколько приходских училищ, мужская и женская гимназии, медресе. Имелся зимний театр, где в 1890-1891 гг. в труппе Семёнова-Самарского пел молодой Фёдор Шаляпин. Особый прорыв в мир цивилизации Уфы произошёл с открытием в 1888 году Самаро-Уфимской железной дороги.
Но городских проблем на период вступления Александра Александровича Маллеева в должность городского головы было предостаточно. 28 августа 1905 года редакторской статьёй «К благоустройству города» (И. Тюнин) в газете «Уфимские губернские ведомости» как бы подытоживался период работы Александра Александровича в должности городского головы.

Читать дальше

Окоемы Уфы. Из цикла "Уфимские прогулки"

13.05.2017

 Окоём № 11. Лысая гора


Лысая гора, или Чертово городище, на территории санатория «Зеленая роща» входит в число так называемых «семи холмов (гор)», на которых, согласно местному преданию, лежит Уфа. Уже упоминавшийся выше В.А. Марушин перечисляет их: Непейцевская, Лысая, Усольская, Троицкая, Случевская (Шугуровская), Собачья (Софроновская), Дежнёвская. Самые ранние названия уфимских холмов восходят ко времени основания города, самые поздние к XIX столетию.
Но вернемся к Лысой горе. Еще во времена М. В. Нестерова она была лишена древесной растительности. Туда, на Чертово городище, ездили на пикники, а в начале ХХ века проводили маевки. Думается, можно дать и такое объяснение названию горы. Раньше все места доисторических святилищ, развалин, считались «чертовыми», «лысыми». Мол, потому что здесь ведьмы устраивали шабаши. Вероятно, еще в XVIII веке на Лысой горе оставались какие-то следы первобытной культуры вроде нагромождений камней. До сих пор здесь сохранился довольно ясно различимый земляной вал. Думается, есть смысл провести реконструкцию древнего памятника.
В настоящее время гора и окрестные берега Караидели густо заросли лесом. Среди деревьев нередки настоящие дубы-великаны. Подлесок преимущественно кленовый, хотя и не такой широколистый как на прибельских склонах.
Не далее как в прошлом году на Лысой горе были установлены скамейки. Однако до сих пор вход на нее перегорожен территорией санатория.
Есть, правда, и обходной путь, вдоль ограды. Но он сильно захламлен. К тому же иной раз приходится видеть просто заброшенные за забор полиэтиленовые мешки с мусором. Не помешала бы система цивилизованных асфальтовых дорожек, которые бы протянулись от Лысой горы до ипподрома «Акбузат». Таким образом, можно было бы соединить все имеющиеся парковые объекты.
Но и здесь не без угроз. Внушает крайние опасения проект так называемого «восточного прохода» в районе Ботанического сада и ВДНХ, то есть третьего автомобильного моста через Уфимку. Это будет настоящим вторжением на последний участок девственной природы в пределах городской территории.

Читать дальше

Пантеон серебряных теней

12.05.2017

ДОСТОЙНЫЙ УЧЕНИК
Самые первые из известных нам фотографий Уфы были сделаны в 1867 году. Прошло еще двадцать лет, прежде чем любой желающий мог "сняться на карточку" в ателье Денисова, Анисимова или Бухгольца. Позже появились салоны Германа, Волковых, Орлова. Снимки, на паспарту которых отпечатаны эти фамилии, до сих пор хранятся в альбомах коренных уфимцев. А вот про фотографа Николая Фосса и тогда, и сейчас мало кто слышал. Этот человек, живя в провинции, мог дать фору любому в фототехнике. Он, конечно же, выписывал журнал "Фотограф-любитель", редактируемый С.М. Прокудиным-Горским. И, похоже, Николай Николаевич оказался способным учеником знаменитого мастера: Фосс вошел в историю нашего города как автор первых цветных снимков.
Фосс - фамилия известная: "В студенческих волнениях в Казани в декабре 1887 года участвовали бывшие выпускники уфимской гимназии В.П.Аргентовский, Н.А. Вышенский... Е.Н.Фосс и другие. 7 из них вместе с В.И.Лениным были исключены из университета, посажены в тюрьму, а затем высланы по месту жительства родителей" ("История Уфы", Башкнигоиздат, 1976).
За подробностями я отправился в бывшую Уфимскую мужскую, а ныне Аксаковскую гимназию. Существующий при школе музей, созданный легендарной Еленой Ивановной Никуличевой, может дать много интересного, если порыться в его фондах. Но есть ли там Фосс? Как выяснилось, есть, и не один. Николай Фосс оказался младшим братом того самого Евгения, который бунтовал в Казани в компании с Володей Ульяновым.
 
В отличие от брата Николай посвятил себя занятию с революционной точки зрения более чем непримечательному: он предпочел мирную профессию ветеринара. Этот выбор, между прочим, в то время подразумевал уважение сограждан и стабильный доход.
Отзывчивая натура Николая Николаевича не позволяла отказывать в помощи никому. Когда однажды к нему обратилась некая госпожа Крупская из ссыльных, он тут же нашел для нее личного врача из числа своих друзей. Обратиться к Фоссу посоветовал ей муж Владимир Ильич Ульянов по рекомендации старшего Фосса.

Читать дальше

Архив новостей


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Оленькин цветочек

Некоторые краеведы считают, что у аленького цветочка из сказки Аксакова был конкретный прототип - вид растения пион узколистный (Paeonia tenuifolia), встречающийся в оренбургских степях, где бывал Аксаков. Также рассказывают, что первоначальным названием сказки было "Оленькин цветочек" и была она посвящена внучке Сергея Аксакова, дочери Григория Сергеевича Аксакова. Сюжет для "Аленького цветочка" Сергей Аксаков не придумал, а услышал когда -то в далеком детстве от ключницы Пелагеи.

 

« Октябрь 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     

УФА В КНИГАХ