Факты истории - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Факты истории

Уфа на рубеже столетий

19.07.2017

К концу 19-го столетия Уфа только-только начала принимать вид собственно губернского города. Открылось отделение государственного банка, был заложен городской парк на Соборной площади, построено здание полицейского управления с пожарной каланчой. В декабре 1870 года прошли первые выборы в городскую думу на основе нового городового положения. В этом же году была открыта первая амбулатория - бесплатная лечебница. В 1875 году учреждено Уфимское губернское земство и введены земские учреждения. В 1879 году Губернским статкомитетом произведена перепись населения города. На это время в Уфе проживали 23 197 человек. Работало несколько приходских училищ, мужская и женская гимназии, медресе. Имелся зимний театр, где в 1890-1891 гг. в труппе Семёнова-Самарского пел молодой Фёдор Шаляпин. Особый прорыв в мир цивилизации Уфы произошёл с открытием в 1888 году Самаро-Уфимской железной дороги.
Но городских проблем на период вступления Александра Александровича Маллеева в должность городского головы было предостаточно. 28 августа 1905 года редакторской статьёй «К благоустройству города» (И. Тюнин) в газете «Уфимские губернские ведомости» как бы подытоживался период работы Александра Александровича в должности городского головы.

Читать дальше

Окоемы Уфы. Из цикла "Уфимские прогулки"

13.05.2017

 Окоём № 11. Лысая гора


Лысая гора, или Чертово городище, на территории санатория «Зеленая роща» входит в число так называемых «семи холмов (гор)», на которых, согласно местному преданию, лежит Уфа. Уже упоминавшийся выше В.А. Марушин перечисляет их: Непейцевская, Лысая, Усольская, Троицкая, Случевская (Шугуровская), Собачья (Софроновская), Дежнёвская. Самые ранние названия уфимских холмов восходят ко времени основания города, самые поздние к XIX столетию.
Но вернемся к Лысой горе. Еще во времена М. В. Нестерова она была лишена древесной растительности. Туда, на Чертово городище, ездили на пикники, а в начале ХХ века проводили маевки. Думается, можно дать и такое объяснение названию горы. Раньше все места доисторических святилищ, развалин, считались «чертовыми», «лысыми». Мол, потому что здесь ведьмы устраивали шабаши. Вероятно, еще в XVIII веке на Лысой горе оставались какие-то следы первобытной культуры вроде нагромождений камней. До сих пор здесь сохранился довольно ясно различимый земляной вал. Думается, есть смысл провести реконструкцию древнего памятника.
В настоящее время гора и окрестные берега Караидели густо заросли лесом. Среди деревьев нередки настоящие дубы-великаны. Подлесок преимущественно кленовый, хотя и не такой широколистый как на прибельских склонах.
Не далее как в прошлом году на Лысой горе были установлены скамейки. Однако до сих пор вход на нее перегорожен территорией санатория.
Есть, правда, и обходной путь, вдоль ограды. Но он сильно захламлен. К тому же иной раз приходится видеть просто заброшенные за забор полиэтиленовые мешки с мусором. Не помешала бы система цивилизованных асфальтовых дорожек, которые бы протянулись от Лысой горы до ипподрома «Акбузат». Таким образом, можно было бы соединить все имеющиеся парковые объекты.
Но и здесь не без угроз. Внушает крайние опасения проект так называемого «восточного прохода» в районе Ботанического сада и ВДНХ, то есть третьего автомобильного моста через Уфимку. Это будет настоящим вторжением на последний участок девственной природы в пределах городской территории.

Читать дальше

Пантеон серебряных теней

12.05.2017

ДОСТОЙНЫЙ УЧЕНИК
Самые первые из известных нам фотографий Уфы были сделаны в 1867 году. Прошло еще двадцать лет, прежде чем любой желающий мог "сняться на карточку" в ателье Денисова, Анисимова или Бухгольца. Позже появились салоны Германа, Волковых, Орлова. Снимки, на паспарту которых отпечатаны эти фамилии, до сих пор хранятся в альбомах коренных уфимцев. А вот про фотографа Николая Фосса и тогда, и сейчас мало кто слышал. Этот человек, живя в провинции, мог дать фору любому в фототехнике. Он, конечно же, выписывал журнал "Фотограф-любитель", редактируемый С.М. Прокудиным-Горским. И, похоже, Николай Николаевич оказался способным учеником знаменитого мастера: Фосс вошел в историю нашего города как автор первых цветных снимков.
Фосс - фамилия известная: "В студенческих волнениях в Казани в декабре 1887 года участвовали бывшие выпускники уфимской гимназии В.П.Аргентовский, Н.А. Вышенский... Е.Н.Фосс и другие. 7 из них вместе с В.И.Лениным были исключены из университета, посажены в тюрьму, а затем высланы по месту жительства родителей" ("История Уфы", Башкнигоиздат, 1976).
За подробностями я отправился в бывшую Уфимскую мужскую, а ныне Аксаковскую гимназию. Существующий при школе музей, созданный легендарной Еленой Ивановной Никуличевой, может дать много интересного, если порыться в его фондах. Но есть ли там Фосс? Как выяснилось, есть, и не один. Николай Фосс оказался младшим братом того самого Евгения, который бунтовал в Казани в компании с Володей Ульяновым.
 
В отличие от брата Николай посвятил себя занятию с революционной точки зрения более чем непримечательному: он предпочел мирную профессию ветеринара. Этот выбор, между прочим, в то время подразумевал уважение сограждан и стабильный доход.
Отзывчивая натура Николая Николаевича не позволяла отказывать в помощи никому. Когда однажды к нему обратилась некая госпожа Крупская из ссыльных, он тут же нашел для нее личного врача из числа своих друзей. Обратиться к Фоссу посоветовал ей муж Владимир Ильич Ульянов по рекомендации старшего Фосса.

Читать дальше

Из жизни Шаляпина

19.04.2017

О том, что связано с именем Ф.И. Шаляпина в Уфе, казалось бы, всё известно. Написаны всеобъемлющие статьи, даже книги. И всё же я хочу обратить внимание на два теперь уже полулегендарных уфимских события, главным героем которых был великий певец.


Два Фёдора
19 февраля 1891 года Шаляпин дарит артисту Жилину свою фотографию с надписью: «Дорогому Михаилу Михайловичу г-ну Жилину от почитателя, его бывшего сослуживца в г. Уфе в сезон 1890/1891 г. Федора Ивановича Шаляпина на память». О том, что снимок тот начинающий артист сделал в фотозаведении Ф.Я. Анисимова на Большой Казанской, знают многие, но в каком конкретно доме на нынешней улице Октябрьской революции он снимался, оставалось предметом догадок.
В начале ХХ века в Бирске был очень популярен фотограф Ф.Я. Анисимов. Если кто сомневается, что речь об одном и том же человеке, взгляните на фотографию: на сделанной в типографии паспарту над словами «в Уфе» стоит каучуковая надпечатка – «в Бирске». И чуть ниже читаем: «На Казанской, против аптеки Янчевского», – ну, конечно, и в те времена абсолютно все знали, где находится аптека. Но нам-то от этого не легче. На плане г. Уфы 1897 года фотозаведения не указаны, зато аптека Янчевского имеется – чуть ниже нынешней улицы Цюрупы по нечётной стороны улицы Октябрьской революции. Но напротив неё – здание… полиции, да ещё и с пожарной каланчой. На одном из старых фотоснимков вывеска этой аптеки видна, а на соседнем доме хорошо читается вывеска «конкурирующей фирмы»: «Германъ. Художественная фотографiя». О конкуренции как-нибудь в другой раз, а пока придётся согласиться с тем, что к концу века аптека Янчевского сменила адрес, иначе бы надпись у Анисимова была, несомненно, другая, например, «в доме полиции». Кстати, отсюда следует ещё и то, что последние уфимские снимки Анисимова были сделаны до 1897 года.

Читать дальше

Над рекой

19.04.2017

Слово Архиерейка вошло в топонимику Уфы очень давно. И, несмотря на то, что находилась эта слобода вблизи от центра Уфы, почти никто из жителей других частей города толком не знал, что она из себя представляет. А ведь всего-то надо было пройти через выходящие на Тукаевскую улицу ворота парка имени Матросова и прогуляться по Красноармейской улице мимо бывших зданий Духовной консистории и свечного завода. Но ни у кого из гуляющих по тенистым аллеям парка такого желания не возникало, ведь даже в конце прошлого века Архиерейка ассоциировалась с чем-то очень пугающим, старым, даже отсталым. И с почти легендарными архиерейскими хулиганами.


Многие помнят, что ещё лет двадцать назад по весне Уфа покрывалась невесомым белым покрывалом цветущих яблонь. Яблонь уже не вернуть, но есть дерево, которое раньше тоже широко было представлено в нашем городе, но по трудности разведения - его нельзя пересаживать - ныне почти исчезло. Более того, это дерево напрямую связано с основанием города Уфы, ведь основанную в 1574 году стрельцами крепость башкиры прозвали Имен-кала - Дубовая крепость - должно быть дуб являлся основным деревом на территории будущей Уфы. И есть на южном склоне над Белой живописнейшее место, где пока стоят реликтовые дубы, что попали на снимки всех фотолетописцев нашего города. Место, которое до сего дня называют Дубками или Дубнячками.
Вообще-то коренным уфимцам эта часть Уфы больше известна как Архиерейка. Полтора века назад Руф Игнатьев писал, что Архиерейская слобода существовала уже в XVIII веке под именем Волновой и Волнушки. Сегодня топоним этот сохранился лишь в названии одной улицы - Волновой, а лет 100 назад была ещё и Волновая Средняя и Волновая Нижняя. В 1746 году «слободка Волнушка сгорела от нечаянного случая вся, а было всего 20 дворов», - писала Уфимская провинциальная канцелярия оренбургскому губернатору Ивану Ивановичу Неплюеву.

Читать дальше

Как острожек на Белой Воложке звание города заслужил

18.04.2017

Каждый человек знает свой возраст и место рождения. Если, конечно, пребывает в здравом уме и твердой памяти. А вот с определением возраста деревень, сел и городов все гораздо сложней, ибо свидетелями их зарождения зачастую выступают лишь безмолвные камни булыжных мостовых, строения, относящиеся к памятникам истории и архитектуры, да артефакты, нет-нет да и всплывающие при рытье котлованов под фундамент новостроек...

Даже письменные свидетельства, изредка обнаруживаемые на запыленных архивных полках, не дают исчерпывающего ответа, так как авторы документальных источников, будь то приказные дьяки времен Ивана Грозного или монахи-летописцы Киевской Руси, - обычные люди-человеки, коим, как известно, свойственно ошибаться.
Вот и с определением возраста столицы нашей республики не все так просто. Официально мы ведем летосчисление Уфы с 1574 года, однако первые документальные свидетельства упоминают о существовании города на Белой Воложке лишь в 1586 году. Разница в двенадцать лет до сих пор не дает покоя историкам, многие из которых склонны доверять второй дате. Выходит, отмечаемое ныне 440-летие Уфы неправомерно?.. За разъяснением мы обратились к одному из ведущих сотрудников ИИЯЛ УНЦ РАН, доктору исторических наук Булату Азнабаеву.

Читать дальше

И качели, и бильярд, и газировка

18.04.2017

Парковому хозяйству Уфы около 150 лет. Его родоначальником можно назвать купца первой гильдии и крупного благотворителя Кондратия Игнатьевича Блохина, открывшего в своей усадьбе при собственном небольшом водочном заводе питейный дом и ресторан. Так в мае 1863 года начиналась история нынешнего сада культуры и отдыха имени С.Т. Аксакова, который получил дальнейшее мощное развитие. Сын Кондратия Блохина Александр в 1875 году построил в саду театр и посадил берёзовую рощу.

Впрочем, Софийский сад (Софьюшкин), устроенный в 1862-1868 годах супругой уфимского губернатора в 1861-1867 годах Григория Сергеевича Аксакова Софьей Александровной Шишковой, тоже сыграл видную роль в отдыхе горожан. Он занимал площадь в 2010 сажень.
Ушаковский парк (ныне - имени В.И. Ленина), расположенный около Воскресенского кафедрального собора, закладывался в 1867-1872 годах. Он занимал площадь в 11 десятин. Организовал этот зеленый уголок дворянин, действительный статский советник Сергей Петрович Ушаков, занимавший должность уфимского губернатора в 1868-1873 годах. Имя Ушакова парку присвоено 20 августа 1871 года Указом Императора Александра II. Парк имел три главные аллеи: первая - от Соборной улицы (ныне - Театральная), вторая - с Александровской (Карла Маркса) и третья - со стороны дома архиерея (Тукаева), которые сходились у Воскресенского кафедрального собора в центре парка (на этом месте ныне находятся театр и памятник Мажиту Гафури). При входе висела табличка с такой надписью: “Нижним чинам и собакам вход воспрещён”. Здесь разгуливали губернатор, купцы, мещане, заводчики и другая городская знать. Это не мешало юным велосипедистам носиться по саду, иногда даже сбивая прохожих.

Читать дальше

Радиостанция имени Коминтерна вещала на всю Европу

18.04.2017

Администрация Уфы изучает общественное мнение по поводу того, нужно ли устанавливать в жилом микрорайоне Глумилино памятник легендарной, международного значения, радиостанции РВ-1 имени Коминтерна или можно ограничиться только мемориальной доской? Молодому поколению горожан мало что известно об истории этого объекта и его значимости для всей страны. Вот мы и решили рассказать о РВ-1 поподробнее.
В годы Великой Отечественной войны огромное внимание уделялось в стране антифашистской пропаганде, которая поднимала боевой и моральный дух солдат и офицеров, партизан, вселяла в людей надежду на освобождение от гитлеровских захватчиков. Для того чтобы донести правдивое слово о положении на фронте и партизанском движении в порабощенных странах, в Уфе по решению Государственного комитета обороны установили радиостанцию РВ-1 имени Коминтерна мощностью 500 ватт. Точнее, ее полностью эвакуировали из подмосковного Ногинска. Радиостудию, откуда непосредственно велось вещание, оборудовали на пятом этаже Главпочтамта на перекрестке улиц Ленина и Сталина (Коммунистической), специально надстроенном для этой цели.
О том, что радиостудия работала в центре столицы Башкирии, тогда никто из посторонних не знал. А здание круглые сутки тщательно охранялось.
Саму же аппаратуру по предложению Совета народных комиссаров Башкирской АССР от 25 ноября 1941 года решили установить в деревне Глумилино в трехэтажном здании лесного техникума (отсюда и появилась улица Лесотехникума). Хотя в начале войны там уже расположилась авиашкола №10, и ее в срочном порядке пришлось выселять. Эшелон из Ногинска с людьми, оборудованием, технической документацией прибыл в Уфу в декабре 1941-го. С 12 по 23 декабря шла разгрузка эшелона на уфимском железнодорожном вокзале. За две недели до Нового года приехал весь технический персонал. Но радиостанция еще долго не выходила в эфир, поскольку сначала необходимо было смонтировать четыре металлические высотные мачты. Их изготовили заново из специального сплава. График работ срывался из-за того, что не было стройматериалов, отсутствовали монтажный инструмент, кабель и цветные металлы. Народный комиссариат связи СССР, эвакуированный в Уфу, помогал как мог. Но дела на фронте были гораздо важнее.

Читать дальше

История одного шедевра

07.04.2017

Александр Васильевич Гине (1830-1880)

"На острове Валааме"

Анна Хардина

После открытия уфимского художественного музея в январе 1920 года его фонды стали активно пополняться. Существенная часть произведений, согласно записи в Книге поступлений (КП), попала в музей со склада Уфимского Горхоза. Первый директор Илья Евграфович Бондаренко и его ближайший помощник - художник Борис Александрович Васильев-Яников - осматривали городской реквизиционный склад, кладовые и подвалы
горкомхоза, банков, транспортных и других контор, изымая из них немало ценного: мебель, ткани, картины, книги и иконы. Всё это направлялось в музей.
Таким образом, в 1920 году из Горхоза в коллекцию музея попало замечательное произведение русской живописи - картина Александра Васильевича Гине «На острове Валааме». Она происходила из собрания губернатора  П. П. Башилова.
Уфимский губернатор Петр Петрович Башилов занимал этот пост с 1911 по 1917 гг. У него была неплохая коллекция, подобранная благодаря прекрасному образованию и высокой культуре. Башилов происходил из петербургского дворянства и считался одним из прогрессивных деятелей своего времени. Знаток языков и мировой художественной культуры, он дослужился до тайного советника и в качестве губернатора
служил поначалу в Эстляндии и Новгороде, откуда был переведен в Уфу в тревожные годы начала XX века.
Он оставил о себе хорошую память как человек, много делавший для губернии. В числе весьма важных дел - содействие развитию речного судоходства и строительству железных дорог в своём регионе, помощь населению уездов, пострадавших от засухи, и трудоустройство беженцев во время Первой мировой войны. Жена его - Е. П. Башилова - была попечительницей Александровской общины сестёр милосердия.
Живя в Уфе, Петр Петрович Башилов являлся Почётным членом Восточно-Русского культурно-просветительного общества. После ухода в отставку он проживал в Уфе как частное лицо до установления в городе власти Советов. По некоторым данным, позднее он находился в белых войсках Восточного фронта Русской армии и погиб в 1919 году под Иркутском.
Нет ничего удивительного в том, что такой просвещённый человек собирал произведения искусства. Одной из жемчужин его собрания было прекрасное полотно А. В. Гине.

Читать дальше

Улица Первомайская От Дворца имени С. Орджоникидзе до кинотеатра «Победа»

01.02.2017

Центральная улица Черниковки — Первомайская, бывшая Сталина. Она идет почти точно с запада на восток от парка Победы до площади перед Домом культуры Машиностроителей. Для начала предлагаю изучить «самый вкусный» кусок улицы — отрезок от площади Орджоникидзе до кинотеатра «Победа». Это чуть больше километра, но здания, все без исключения, послевоенный сталинский неоклассицизм.


Дворец культуры имени С. Орджоникидзе… Это знаковый объект не только для Черниковки, но и для всей Уфы. Сталинский ампир, памятник архитектуры ХХ века. В Уфе есть еще здания этой эпохи, но там с проектов были убраны парадные колоннады, а на этом остались центральная колоннада и портики. В 1955 г. на площади перед Дворцом был открыт памятник С. Орджоникидзе работы скульптора М. Е. Тоидзе. Памятник отлит из металла, стоит на трехметровом гранитном постаменте.
Особенности застройки этого района Черниковки заключаются в том, что архитекторы после войны имели возможность строить практически с «чистого листа», на пустом или полупустом месте. Уникальная свобода рук! Это касается многих кварталов от Дежневской горы и восточнее.
В то же время, довоенный Черниковск встречается и мелкими вкрапленными, и значительными островками (Соцгород), а кое-где – даже целыми районами (прежде всего, довоенные строения поселка Моторное, нынешнего Инорса). Если вам говорят – «от довоенной застройки ничего не осталось», то сказано это, скорее всего, людьми совершенно невнимательными.

Читать дальше

Пиво с Видинеевым

28.01.2017

Когда в 1991 году стали разбирать летний театр в саду имени Луначарского, многие любители древностей стали искать под вскрытым полом закатившиеся в щели монетки и мелкие безделушки. Среди обнаруженных ими тогда артефактов встречалось очень много разноцветных театральных билетиков, на каждом из которых стояла очень популярная в Уфе начала ХХ века фамилия Видинеев.

Начнём с того, что именно Видинеев, а не Виденеев или даже Веденеев. Вот и в издании, посвящённом благотворителям города Уфы, подпись под его портретом гласит: «Вас. Ильичъ Веденевъ». Но наследники, а это сыновья и вдова умершего в 1903-м Василия Ильича, ясное дело, знали лучше торопыг газетчиков или столичных издателей открыток и журналов, как пишется фамилия. Фамилия Видинеева указана и на многочисленных фотопаспарту, вышедших из стен ателье Ивана Кирилловича Волкова, – в качестве хозяина дома № 9 по Большой Казанской, на углу с Телеграфной. Хотя трудно сказать, что доход от аренды этого дома составлял хотя бы тысячную долю получаемой Видинеевым прибыли.
Потомственный Почётный гражданин В.И. Видинеев, как отмечалось в опубликованном в «Уфимских губернских ведомостях» некрологе, «принадлежал к числу тех русских людей, которые оставляют по себе лишь одни добрые воспоминания. Образцовый семьянин, честный промышленник и торговый деятель – он, несмотря на массу личных забот, находил ещё время принимать участие и во всяком добром деле, возникавшем в Уфе».
Согласно «Списку лиц, имеющих на основании высочайше утверждённого 11 июня 1892 года городового положения право участия в выборах городских гласных  по городу Уфе» всё недвижимое имущество В.И. Видинеева в 1900 году на Аксаковской, Александровской, Казанской, Приютской и Пушкинской улицах города оценивалось в 28 450 рублей. Больше было только у Фёдора Чижова. Но имущества Видинеева предостаточно было и по губернии. Кстати, простое перечисление его сразу указывает на то, чем его деньги если и не пахли, то ореол имели точно. Итак: Екатерининский винокуренно-ректификационный завод в Белебеевском уезде, Уфимский ректификационный и винокуренный завод, Мензелинский пиво-медоваренный завод, Уфимский пивоваренный завод. Были у него и земли в Архангельской волости в размере 3687 десятин.

Читать дальше

Уважаемые люди

28.01.2017

Были когда-то в Уфе улицы Базилевская, Бекетовская, Блохинская, Будановская, Вавиловская, Дашковская, Ханыковская, Маминская, Калмацкая. Все они давным-давно переименованы, причём три из них – ещё до революции. Понятно, что все эти названия произошли от фамилий, но интересно, что это были за люди, если в честь них улицы назывались ещё при жизни?

Что ж странного, скажет кто-то, ведь и при новой власти улицы тоже были именными. Так, посетивший в 1921 году Уфу Лев Троцкий с удовольствием вполне мог прогуляться по короткой, зато носившей его имя улице. Позже на этой улочке сменилось пять табличек-указателей названий, пока кому-то не пришла в голову мысль назвать её вполне аполитично – Театральной. В дореволюционной Уфе названия некоторых «именных» улиц утвердились исторически, по именам первых своих поселенцев или хозяев земель: Голубина, Будановская, Вавиловская. Другие улицы получали имена людей, проявивших себя на ниве благотворительности: Базилев, Бекетова, Блохин, Дашковы, Мамин да и Калмацкие были не только купцами, но и жертвовали на нужды города значительные суммы. Некоторым из таких людей по ходатайству городской думы присваивалось звание почётных граждан Уфы, что символизировало «исключительную форму выражения признательности и благодарности общества за деятельность на пользу города», а также дань уважения к людям, имеющим особые заслуги перед Отечеством. Города предоставляли это звание различным лицам, известным своими заслугами, но как почётный титул он не был сопряжён ни с какими обязанностями. Другое дело, что в России существовало ещё и введённое в 1832 г. привилегированное сословие с тем же названием – почётные граждане. Потомственное и личное почётное гражданство освобождало от рекрутской повинности и телесных наказаний и давало возможность поступления на государственную службу, т.е. фактически отличалось от дворянства только отсутствием прав на владение крепостными крестьянами. Почётное гражданство было двух родов: личное, распространявшееся только на данное лицо и его жену, и потомственное, принадлежавшее всем нисходящим членам семьи. К потомственным почётным гражданам относились дети личных (т.е. не потомственных) дворян, священников, окончивших академии, и потомственных почётных граждан. Почётное гражданство могли приобретать лица, получившие учёные степени в высших учебных заведениях, а также купцы, беспорочно состоявшие в 1-й гильдии 20 лет. Признаки этих почётных званий (городского и сословного) настолько сливались, что сейчас порой невозможно даже выделить, где какое. Главное здесь в том, что на имперском уровне почётное гражданство означало принадлежность к сословию (наряду с дворянством, духовенством, купечеством, крестьянством, мещанством).
Особые права почётного гражданина заключались в возможности участвовать в выборах в городе и быть избираемыми в городские общественные должности. К сему надо добавить, что для участия в выборах был установлен ценз по недвижимой собственности. Понятно, что всё это имело отношение главным образом к купцам. Тема эта затрагивалась и во 2-м и 3-м номерах нашего журнала «Уфа» (В.И. Видинеев и Н.К. Блохин были потомственными почётными гражданами), так что нижеизложенное – продолжение рассказа.

Читать дальше

Дореволюционная служба быта г. Уфы

27.01.2017

Извозный промысел


Первое, с чем сталкивался человек, приехавший в наш город, – это извозчик. В дореволюционной Уфе просто-напросто не существовало другого вида транспорта. С автомобилем было туго, а первый трамвай пустили лишь в 1937 году. Поэтому достойной конкуренции у «извозного промысла» не было.
На старых фотографиях с видами города пролётка уфимского извозчика – частый гость. Ещё бы, человек, сидевший на передке своего пусть даже видавшего виды экипажа, был царь и бог на уфимских улицах. И пусть летит из-под колёс на бедного пешехода грязь и талая вода, главное, чтобы клиент оставался доволен. Впрочем, в этом неудобстве больше виноваты были городские власти. Дороги всегда оставляли желать лучшего, так как крыли их известняковым камнем. А он имел свойство быстро крошиться, результатом чего были ухабы и ямы. Весной и осенью они заполнялись водой, и извозчики сами подчас рисковали перевернуть свои экипажи вместе с седоками.
Как выглядел экипаж извозчика да и сам хозяин? На этот вопрос поможет ответить постановление об извозном промысле, опубликованное в журнале городской думы за 1910 год. В нём говорится, что обивка экипажа должна быть либо кожаной, либо суконной; дно выстилаться ковриком или линолеумом; сзади козел извозчика обязательно должна быть табличка с таксами за проезд.
Костюм извозчика состоял из чёрной лакированной «кучерского фасона» шляпы и кафтана из сукна тёмно-синего цвета. К этому добавлялся кушак – чёрный кожаный пояс. Извозчики-мусульмане в летнее время носили каракулевые или вязаные чёрные шапочки. Надевать одежду с заплатами строго воспрещалось. В ненастную погоду извозчики выходили на работу в плащах или кожаных кафтанах, брать с собой зонтики также не разрешалось.
К вышеизложенному добавим, что размеры экипажей были произвольными, чтобы не стеснять извозчика при выборе и покупке новой пролётки. Не позволялось лишь изменять установленные правила, но если извозчик стремился в чём-то улучшить или усовершенствовать свой экипаж без нарушений «оных», то к этому относились благосклонно. Здоровая конкуренция вполне допускалась, но и тут были нюансы. Так, например, уфимские извозчики не пожелали быть разделёнными на разряды в 1910 году (в 1913-м разряды всё-таки появились), мотивируя тем, что при одинаковом размере платы городского сбора за извозный промысел те, кто имеет лучший «выезд», заработают больше и без официального деления.
В 1913 году в Уфе было 395 извозчиков. Только часть из них перевозила пассажиров («легковые извозчики»), другие занимались перевозкой грузов и тяжестей («извозчики ломовые»). Численность же перевозимых пассажиров достигала в год одного миллиона.
Плата за проезд взималась по-разному. В ночное время она увеличивалась в полтора, а в праздничные дни – в два раза. За удобство также приходилось платить: экипаж, имеющий резиновые шины, обходился «вдвое против установленной таксы». Наконец, правом бесплатной езды пользовались люди, находившиеся в бессознательном состоянии, проще говоря – упившиеся. Таких сажали в экипаж извозчика городовые, а извозчик был обязан доставить пьяницу по месту жительства.
Сами же извозчики должны были иметь только положительную репутацию, иначе в артель не принимали. Посмотрим, как об этом писали «Уфимские губернские ведомости» ещё в 1873 году: «Извозный промысел в г. Уфе доступен для лиц всех сословий как городского, так и сельских поселений, не моложе 16 лет от роду. Дозволение на производство сего промысла дается городскою управою. Каждый желающий заниматься сим промыслом должен... представить одобрение в поведении, выданное от местного управления того общества, к которому он принадлежит. Кроме того, он должен представить удостоверение Уфимского городского полицейского управления в том, что за ним никаких до того времени дурных и предосудительных поступков замечено полицейским начальством не было и что в дозволении ему заниматься извозным промыслом со стороны полицейского управления препятствий нет...».
Новоявленного извозчика заносили в так называемую «шнуровую книгу», и номер, под которым он был зачислен, выбивался на жестяной табличке – «нумерной знак». Летом его вешали с правой стороны кучерского сиденья пролётки, а зимой – на левой стороне передка саней.
В начале ХХ века в Уфе «зачихали» выхлопными газами первые автомобили, некоторые элитные гостиницы сразу же поспешили обзавестись «бензиновым чудом техники», но главными персонами на дороге ещё долгие годы были «водители кобыл».
 

Читать дальше

Первые библиотеки Уфы

27.01.2017

В освещении истории Национальной библиотеки им. А.-З. Валиди РБ пока остается множество спорных моментов, особенно в части определения даты основания и начала функционирования первой в Уфе библиотеки, наделенной статусом губернской. Необходимо найти ответ на вопрос о том, можно ли считать некогда учрежденные губернскими властями и существовавшие под разными названиями публичные библиотеки предшественниками или прародителями сегодняшней Национальной библиотеки РБ?
175 лет назад, 25 марта (6 апреля) 1836 года в Уфе открылась губернская публичная библиотека при Дворянском собрании, первая общественная библиотека на территории современного Башкортостана. По своему значению и основным функциям, а также по наличию большого объема редких изданий из фондов первых библиотек, Национальная библиотека имени А.-З. Валиди имеет полное основание считать себя преемницей губернской библиотеки. Фонды Национальной библиотеки составляют часть культурного общенационального наследия России, являются ценнейшим историческим источником и информационным ресурсом страны и республики, включают значительное количество памятников мирового, всероссийского и регионального значения.
В фондах Национальной библиотеки имеется большое количество редких изданий не только из собрания первой библиотеки, но и значительная часть книг с печатями библиотеки Губернского статистического комитета, открытой в 1861 году. В первоначальный фонд этой библиотеки вошёл и фонд уже не функционировавшей к тому времени публичной библиотеки при Дворянском собрании. В связи с этим библиотеку статистического комитета можно считать преемницей первой публичной библиотеки в Уфе.
Какой путь прошла библиотека от комнаты с несколькими десятками томов книг и журналов, умещавшихся в одном шкафу, до крупнейшего регионального центра, имеющего в фондах более 3 миллионов экземпляров изданий? Что представляет собой коллекция редких книг XVII – XIX веков, имеющаяся в отделе редких и рукописных изданий Национальной библиотеки? И как они оказались в наших фондах? Ведь первая уфимская общественная библиотека, открытая в комнате губернского собрания, просуществовала недолго – в то время она не смогла стать центром культуры, да и общество оказалось не готово к пониманию подобной роли библиотеки.
В конце 1889 года в Уфе была открыта еще и Общественная городская библиотека, учредителем которой стала городская дума. Фонд Уфимской городской общественной библиотеки наряду с фондом библиотеки губернского статистического комитета легли в основу созданной в 1921 г. Уфимской губернской научной библиотеки.
В настоящее время многие книги из вышеназванных библиотек хранятся в отделе рукописных и редких изданий и составляют «золотой фонд» Национальной библиотеки им. А.-З. Валиди РБ.
Таким образом, началом истории Национальной библиотеки им. А.-З. Валиди – центральной библиотеки Республики Башкортостан можно считать учреждение в Уфе 25 марта (7 апреля) 1836 г. губернской публичной библиотеки, деятельность ее преемниц – библиотеки Уфимского губернского статистического комитета и Уфимской городской общественной библиотеки.

Читать дальше

Левкои старого парка

25.01.2017

Старый парк – как ласкают слух эти два слова. Хоть у каждого из нас и парк-то был свой, и воспоминания о нём отличаются от других, но главное не это – главное, пожалуй, то, что в старом парке обязательно живут незабываемые радости нашего детства. Качели, беседки, комната кривых зеркал, карусели, цирк, озеро. Или просто запах вечерних цветов. В прежние времена почти в каждом саду можно было увидеть левкой, сейчас он вышел из моды: есть в этом растении что-то старомодное, навсегда оставшееся только в старом парке. И – в нашей памяти – вместе с вечерними киносеансами на открытой площадке, шумом старинного фонтана, первым прыжком с парашютной вышки или тайной прогулкой с одноклассницей по дальним аллеям. И трудно себе представить, что ещё за сто лет до нас там почти так же гуляли, веселились, влюблялись.


  Софьин сад


Первый общественный сад для отдыха в Уфе упомянут в статистическом отчёте по городу за 1837 год. Правда, лишённый присмотра сад быстро захирел и стал лёгкой добычей коз, которых в то время держали многие уфимцы.
А в 1860-е гг. между улицами Садовой (Матросова) и Телеграфной (Цюрупы) вновь разбили сад. Театральным его стали называть по находившемуся в нем театру. Вторым своим названием этот садик обязан жене губернатора (в 1861 – 1867 гг.) Григория Сергеевича Аксакова Софье Александровне, по инициативе которой и произошло его становление. Будучи энергичной и небезразличной к жизни города, она принимала самое активное участие в различных общественных организациях: являлась попечительницей приюта, возглавляла попечительство о Мариинской женской гимназии. С. А. Аксакова взяла на себя общее руководство подготовкой и проведением спектаклей с целью оказания финансовой помощи строящемуся театру. Кстати, сам губернатор, будучи расторопным и деловым, временно свободные наличные деньги женского епархиального училища (ныне в этом здании госпиталь участников войн) направил на постройку театра.
В 1861 году красивый со всеми удобствами деревянный театр на средства, пожертвованные разными лицами, был построен. Он был приписан к Мариинской гимназии, находившейся неподалёку от сада. В этом театре женой губернатора Софьей Александровной Аксаковой устраивались любительские спектакли, которые позволили значительно уменьшить долг, образовавшийся от затрат на постройку. Выступали как любительские труппы Уфы, так и заезжие гастролёры. После того, как всю территорию сада, значительную часть которого ранее занимала непросыхаемая трясина, обустроили и обнесли надёжной оградой, он стал иметь привлекательный вид. Благодарные уфимцы ласково стали называть его «Софьюшкиным». Охотнее всего сад посещала верхушка городского общества. Кстати, прилегающую к саду улицу именно из-за соседства с садом назвали Садовой. После отъезда семьи губернатора на новое место службы сад стали чаще называть Театральным, а в 1890-е годы первоначальное название «Софьюшкин» совсем забыли.
В 1868 году здание театра сгорело, однако в 1876 году на том же месте по проекту архитектора Р. О. Карвовского был построен новый 2-этажный зимний театр на 800 мест, который передали в собственность городскому управлению. Сочувствие к постройке в Уфе театра выразилось многими пожертвованиями: И.П. Балашов – 500 руб., Ф.С. Софронов – 50 руб., А.Д. Дашков – 101 руб. Особо выделился вклад в 9000 рублей постоянного благотворителя на уфимские нужды Ивана Фёдоровича Базилевского. После сообщения об этом щедром даре в «Уфимских губернских ведомостях» он прислал еще 3000 рублей.
Вечер 9 мая 1876 года ознаменовался приятным для публики событием: в здании был дан 1-й спектакль недавно прибывшей в Уфу труппой Хотева-Самойлова. Открытие театра сопровождалось некоторой торжественностью. Перед началом спектакля оркестром был сыгран гимн “Боже, Царя храни”, на который вся публика откликнулась дружным и громким “ура”. Затем публика вызвала на поклон строителя театра губернского архитектора Рудольфа Осиповича Карвовского, которого единодушно и тепло приветствовала продолжительными рукоплесканиями. Здание, выстроенное в течение 7–8 месяцев, как отмечали современники, было великолепным как в отношении прочности и декоративности, так и акустики.

Читать дальше

Краеведческий калейдоскоп

25.01.2017

Уфимский городской банк

Одним из препятствий, существовавших в Уфимской губернии в середине 1870-х гг. и мешавших развитию местной торговли и промыслов, являлось затруднительное получение кредита, составляющего основу торгового и промышленного дела. Вот почему учреждение в Уфе городского банка стало неотложной потребностью. Уфимское городское общество стало ходатайствовать об учреждении в Уфе городского общественного банка, предложив для образования основного капитала занять 20 тысяч рублей у города Мензелинска (в ту пору входившего в состав Уфимской губернии). Но правительство не признало возможным допустить открытие банка на таких условиях.
На заседании 4 апреля 1875 года Уфимская городская дума постановила перечислить в основной капитал нового банка «5000 рублей из шоссейного капитала, 2000 рублей из суммы квартирного сбора и 1000 рублей общих городских доходов, а всего 8000 рублей».
7 апреля городской голова (в 1875 – 1886 гг.) Дмитрий Волков направил письмо Уфимскому губернатору – постановления думы об открытии в Уфе городского общественного банка с основным капиталом в 11648 рублей (для образования первоначального банковского фонда в те годы необходим был капитал в 10000 рублей). Эти деньги, принадлежащие Уфимскому купеческому и мещанскому обществам, были выделены на постройку в Уфе здания для банка. Они имелись с давнего времени, еще до 1870 года, когда проводились на постройку общественного дома с купцов и мещан сборы. Городской голова просил губернатора «исходатайствовать разрешение» министра финансов. Однако был получен ответ: «В силу того, что в основной капитал предположенного к учреждению в Уфе общественного банка отчисляется из сумм, принадлежащих сему городу лишь 8 тысяч рублей [см. выше: сами так постановили 4 апреля 1875 года. – В. Б.], то учреждение означенного банка не может быть дозволено».
18 октября 1876 года общественный банк с основным капиталом в 11648 рублей в Уфе министр финансов открыть разрешил. Банку разрешалось производить следующие операции: прием вкладов, учет векселей, выдачу ссуд под залог процентных бумаг, товаров, драгоценных и других неподверженных к порче вещей и недвижимых имуществ, покупку и продажу государственных процентных бумаг, а также секций и облигаций, пользующихся гарантией правительства или городского общества. 23 ноября того же года Уфимской городской думой был избран состав правления банка, и затем городская управа передала вновь избранному правлению все суммы, счета и документы по основному капиталу банка, большей частью наличные деньги. 15 декабря 1876 года Уфимский городской банк начал работу с клиентами.

Читать дальше

Отмотаем кинопленку назад…

11.01.2017

В своей статье о детстве Рудольфа Нуреева я вскользь затронул тему детского сада, который он посещал. Квартал улицы Гафури между Свердлова и Коммунистической, где он стоял, давно утратил прежний вид. Остались только дореволюционные справочники. Зато сохранилось довольно много информации о детсаде №1.
Сейчас на его месте панельная пятиэтажка. Дома давно нет, но нам никто не запретит провести маленькое расследование о том, кто в нём жил и кому он принадлежал.
Открываем Справочную книгу Уфы 1908 года... Никольская улица (так до 1923 года именовалась ул. Гафури), нас должен интересовать, видимо, второй или третий участок от угла с Большой Успенской. Например, Ивана Сергеевича Горюхина, владельца бани по адресу... Никольская, 58.
В связи с быстрым ростом города в конце XIX века многие состоятельные уфимцы стали строить доходные дома. Так что если на какой-нибудь старой улице вы увидите сразу два под одним номером (или под тем же, но с дробью), знайте: одноэтажный дом занимал хозяин земельного участка, а в большом двухэтажном жили его, говоря современным языком, «квартиранты». Горюхин же решил заработать чуть более хлопотным способом, но зато и более выгодным: он построил торговую баню (т.е. общественную). Ничего удивительного, водопровод-то проходит прямо по улице! Единственное, что поражает в этой истории, как умудрился Иван Сергеевич добиться разрешения на открытие бани при отсутствии рядом оврага для сброса сточных вод, ведь канализации в Уфе тогда не было? Кстати, отмеченный в Справочной книжке по данному адресу сын Горюхина Константин в 1890-1891 гг. работал в Губернской земской управе и дружил с известным на тот момент только культурной части Уфы Фёдором Шаляпиным - именно К.И. Горюхин в середине 1960-х показал краеведам дома, в которых жил будущий всемирно известный певец.

Читать дальше

Гора, построившая город

01.12.2016

Сегодня, пожалуй, уже никто и не вспомнит этого названия ЦЭСовская гора. Хотя именно она когда-то определила развитие нашего города. Хотя когда-то она называлась Непейцевской и находилась далеко за пределами Уфы.
Она была названа по имени деревни, находившейся в верхней части высокого холма. Когда-то через нее со стороны Дежневской горы проходил купеческий волок, которым грузы и товары, прибывшие на судах по Белой перевозили на корабли и баржи, поднимавшиеся вверх по Уфе.
А другое название – ЦЭСовская – появилось уже в конце 20-х годов прошлого века после строительства  в этом районе Центральной электрической станции. Ее закладка состоялась в 1928-м, а уже через три года она была пущена в строй. Затем эта аббревиатура перешла и на весь конгломерат зданий и строений, облепивших гору. Многочисленные ступени-террасы на склоне представляют собой отвалы горной выработки стоявшего здесь прежде алебастрового завода. Сегодня она покрыта остатками большого Кошкиного леса, тянувшегося ранее от нынешней площади Ленина в сторону Сипайлово.
Одной из главных ее достопримечательностей является Непейцевский дендропарк, который находится на восточном склоне горы от Адмирала Макарова до Чайковского. Работа по его созданию была начата сотрудниками лесотехникума еще в середине 20-х годов.
В его создании принимали участие известные лесоводы – A.M. Березин, И.А. Иванов, Д.А. Ильичев, Б.Г. Левашев. Богатая коллекция древесных пород на территории лесной опытной станции является памятником природы наряду с коллекцией древесных и кустарниковых пород Ботанического сада УНЦ РАН.
Многие деревья и кустарники имеют полувековой возраст, хорошо изучены. Так, в дендропарке растут многочисленные хвойные виды: сибирский кедр, даурская и европейская лиственницы, колючая ель, сосна Банкса, сосна веймутова, западная туя, различные виды можжевельника и другие. Среди лиственных пород много завезенных с Дальнего Востока, из Европы, Америки, которые хорошо растут в условиях континентального климата: черемухи виргинская и Маака, черноплодная арония, барбарис, бархат амурский, маньчжурский орех и ясень, белая акация, явор, скумпия, грецкий, серый и черный орех, белая и черная шелковица. Дендропарк долгие годы являлся учебной базой для студентов Башкирского государственного университета и сельскохозяйственного института (ныне Аграрный университет).
Наблюдения за ростом и развитием древесных растений продолжаются и в настоящее время, здесь работает лесная опытная станция, но сам дендропарк значительно сократился и по размерам – вследствие активной городской застройки, и по масштабам работ. Да и само название «Непейцевский парк» постепенно забывается, уходит в прошлое.

Виктор СЕНТЯБРЕВ.
Режим доступа: http://ufacity.info/press/news/238654.html

Уфимские мозаики Петра Храмова

25.11.2016

В 37 номере «Истоков» от 14 сентября я рассказала о наиболее ярких деталях уфимской архитектуры 1970-х годов – монументальных мозаичных панно.
Одним из самых талантливых художников-монументалистов этой эпохи, несомненно, был уфимский художник и писатель Петр Алексеевич Храмов.

Петр Храмов родился в 1939 году в Уфе, был сыном известного художника Алексея Васильевича Храмова. После окончания школы, учился в московском Строгановском художественно-промышленном училище, и впоследствии как монументалист работал в Уфе и других городах республики. Это приносило ему достаточное материальное благополучие (заказы оплачивались очень неплохо), но не приносило творческого удовлетворения. Мозаики, во дворцах, главных зданиях предприятий были, пожалуй, наиболее идеологизированным видом советского искусства. Каждый эскиз проходил череду утверждений в горкомах, райкомах и прочих не склонных к художественным вольностям организациях. Об этом Храмов несколько раз упоминает на страницах, сейчас ставшего уже легендарным, романа «Инок». Но, что удивительно, находясь в условиях творческой резервации, талантливый писатель и художник, в своих монументальных работах сумел передать свое видение мира следующим поколениям, тем, кто будет читать его роман «Инок».
Петр Алексеевич Храмов в соавторстве с другими уфимскими живописцами работал над многими уфимскими мозаиками, но существуют три мозаичных композиции, которые являются индивидуальными работами художника. Находятся они на зданиях: Дворца культуры и техники (бывший ДК завода РТИ); Железнодорожного вокзала; и Детского сада № 245 (ул. Кирова, 37). И все три являются своеобразными иллюстрациями к «Иноку».

Читать дальше

«Жили мы анахоретами...»

23.11.2016

11 декабря исполняется 115 лет со дня рождения писателя Александра Фадеева.
«Жили мы анахоретами, - писал в 1932 году в своих дневниковых записях, находясь в наших краях, автор знаменитого «Разгрома». «Днем работали, вечером выходили на шоссе, выбритые и торжественные, и рассуждали о мироздании и походах Александра Македонского…»
Автор «Молодой гвардии» несколько раз приезжал в Уфу - работал, общался с писателями, встречался и выступал перед трудящимися. О пребывании его здесь и по сей день напоминают безмолвные свидетели прошлого - дома, улицы, парки.
В наших краях Александр Александрович побывал дважды и в общей сложности прожил около двух лет.
Впервые он был здесь еще в детстве - маленький Саша приехал в 1907 году вместе с мамой Антониной Владимировной и отчимом Глебом Владиславовичем. Второй раз появился в начале тридцатых уже известным писателем в качестве одного из руководителей РАПП (Ассоциация пролетарских писателей) для участия в работе республиканского съезда башкирских писателей. Однако форум был отложен, и Фадеев остался до глубокой осени и продолжил работу над романом «Последний из Удэге». Недалеко от Уфы на даче над Белой он жил с женой - писательницей Валерией Герасимовой. Там же вместе с ними отдыхали, лечились кумысом, работали и поэт Владимир Луговской и его жена. К ним на дачу приезжали московский критик Авербах, известный полярный исследователь Отто Шмидт, сын Горького - Максим Пешков. В Уфе Фадеев знакомился с писателями, оказывал им действенную помощь, выступал с докладами.
Среди многочисленных встреч Александра Фадеева с общественностью наиболее памятным было выступление в Доме Красной армии 12 апреля 1932 года. Именно поэтому через полвека на здании гарнизонного Дома офицеров установили отлитую из бронзы мемориальную доску с барельефом писателя. Появилась такая же и на здании Башкирского государственного театра оперы и балета, где он неоднократно встречался с писателями, творческой интеллигенцией.


Ильяс ГАЛЕЕВ, подполковник в отставке, заслуженный работник культуры РБ.


Библиография:


Галеев И. «Жили мы анахоретами...» / И. Галеев // Уфимские ведомости. - 2016. - 22 нояб. - С. 4: фот.

Исторические названия улиц Демы

23.11.2016

Большинство людей нашего города в силу своей занятости и суетности жизни мало задумываются над названиями улиц, где мы живем и передвигаемся ежедневно. А между тем, практически каждая из них хранит удивительную историю возникновения тех самых улиц, секреты и легенды их первостепенных, родных, исторических названий, связанных со значимыми для земли уфимской событиями или фактами.
13 ноября 1956 года, в связи с включением Демского района в состав Уфы и появлением одноименных улиц, названия многих улиц района было решено поменять.
Так, улица Дагестанская, где нынче расположено наибольшее количество новостроек района, до 1956 года носила имя Александра Пушкина.
Улица им. Мусоргского называлась улица им. Мажита Гафури.
Улица Таллинская первоначально была улицей Железнодорожной.
Улица Правды побывала улицей Уральской, потом улицей Молотова.
Нынешняя улица им. Исаака Левитана, названная в честь великого художника, успела побывать улицей им.Сталина и улицей им.Ворошилова.
Улица Центральная ранее носила имя Ленина. Парадоксально, что сегодняшняя улица Ленина в начале ХХ века называлась ул. Центральная. Она по сути и является центральной улицей столицы, однако современная ул.Центральная находится на окраине города.
Улица Мусы Джалиля была улицей им. Куйбышева.
Улица Грозненская - улицей им. Щербакова.
Улица Локомотивная - улицей Заводской.
Улица Рядовая - улицей Школьная.
Улица Тульская образовалась в 1956 году и через год была переименована в улицу Туринская.
Улица Новороссийская ранее называлась улица Уфимская.


Режим доступа: http://ufacity.info/press/news/237759.html

Где же все-таки находится "нулевой километр"?

15.11.2016

У входа в здание уфимского Главпочтамта 14 сентября 2007 года был установлен бронзовый знак"Нулевой километр" полутораметрового диаметра. С тех пор он служит символической точкой отсчета протяженности автомобильных дорог от Уфы до городов, рабочих поселков и районных центров Башкортостана и России. Знак сразу же стал объектом, привлекшим внимание туристов, посещающих столицу нашей республики. Не проходит и дня, чтобы кто-нибудь из гостей города не сфотографировался, позируя в камеру на этом историческом месте. Да и сами уфимцы не оставили интересный объект без должного внимания.

Однако 9 лет назад никому и в голову не пришло, что "нулевой километр" в Уфе уже существовал, причем еще летом 1925 года он узаконен, как мне удалось установить, решением Совета Народных Комиссаров Башкирской АССР (так до 15 марта 1946 года называлось правительство). Республиканские газеты сообщали, что Башсовнарком своим документом постановил: "Памятник Владимиру Ильичу Ленину является точкой отсчета верст по трактам Башкирии от Уфы". Естественно, никто из руководителей правительства БАССР данное решение не отменял, поэтому оно формально имеет полную юридическую силу и по сегодняшний день. Почему же в 2007-м никто не напомнил почтовикам о постановлении Башсовнаркома 82-летней давности? Мне думается, что слишком много воды утекло с 1925-го, и в городе уже не осталось никого, кто бы знал об этом историческом факте. Да и людей, хорошо знакомых с тем правительственным документом, было, надо полагать, совсем немного, поскольку решение касалось в основном автотранспортников. Словом, связь времен и поколений была потеряна...

Читать дальше

Библиотека Уфимской духовной семинарии (1800-1917 годы)

22.10.2016

На протяжении многих веков российской истории духовенство являлось самым образованным сословием общества. Ещё в средние века православное духовенство занималось первоначальным обучением письму и грамоте детей прихожан. Известно, что М. В. Ломоносов в 1720-х годах обучился грамоте у дьячка церкви своего села, который также оказывал помощь односельчанам в составлении деловых бумаг и прошений, писал письма. После первоначального обучения Ломоносов пристрастился к чтению и позже «Грамматику» Мелетия Смотрицкого и «Псалтырь» Симеона Полоцкого называл «вратами своей учености».
Храмы и монастыри были основными хранителями книжной мудрости для народа. В Михаило-Архангельской церкви Бирской крепости Уфимской провинции по описи 1676 года находилось окованное серебром напрестольное Евангелие и 37 печатных и рукописных богослужебных книг – внушительное по тем временам собрание, тем более для столь отдаленного края [1, с.46]. Книжная мудрость, чтение, ведение записей составляли неотъемлемую часть не только церковной службы, но и повседневной домашней жизни многих семей духовенства. Если в 1767 г. более половины уфимских дворян, составлявших наказ в Уложенную комиссию, по незнанию грамоты даже не смогли его подписать [2, с. С. 319-321], в семье уфимских священников Ребелинских уже в середине XVIII века, а возможно и ранее, велась домашняя памятная книга, в которую записывались события, свидетелями которых они были [3, с. 77].
Ещё в первой половине XIX века, особенно в сельской местности, даже дворянство обращалось к духовенству для первоначального обучения детей. Так, М. Е. Салтыков-Щедрин в «Пошехонской старине» описал, как в середине 1830-х годов священник из соседнего села успешно подготовил его к поступлению в столичный пансион. Врач, писатель-демократ С. Я. Елпатьевский (1854-1933), родившийся во Владимирской губернии в семье сельского священника, в своих воспоминаниях писал, как в их доме любили книги, охотно и много читали, а отец тратил на книги все свободные деньги. «Знает ли читатель, как читали книгу в былые времена в глухих углах? Помню, дедушка читал книгу «Четьи-Минеи», «Жития» – толстую, разбухшую, закапанную воском книгу... Постилали на стол чистый столешник, прекращались разговоры, тише жужжали веретена в избе, ярче горела лучина: дедушка читает книгу. О подвигах, об уходе от грешной жизни в чистую непорочную жизнь – спасать людей, просвещать непросвещенных людей. А потом отец читает «Душеполезное чтение», и лицо его становится, как умытое, и глаза были ясные, неомраченные, и он долго и часто вздыхал» [4, с. 97].
Даже в конце XIX–начале XX вв. духовенство продолжало быть наиболее образованной частью общества. По данным первой всеобщей переписи населения 1897 года, например, по Уфимской губернии, уровень образования распределялся следующим образом: грамотных среди городских сословий было 32,7%, среди дворян и чиновников – 56,9%, среди духовенства – 73,4%; получивших образование выше начального: среди городских сословий – 2,75%, среди дворян и чиновников – 18,9%, среди духовенства – 36,8% [5, с. 142-143].

Читать дальше

О книгоиздателе и книготорговце Николае Блохине

06.10.2016

7 октября в 11.30 на здании книжного магазина «Знание» (ул. Ленина, 24) будет открыта мемориальная доска, посвящённая Н.К. Блохину.

Была когда-то в нашем городе улица Блохинская, получившая название в честь почётного гражданина г. Уфы Николая Кондратьевича Блохина.
Сто лет назад иллюстрированный художественно-литературный журнал «Искры» сообщал: «27-го янв. в ресторане "Прага" кружок московских книгопродавцев с И.Д. Сытиным во главе, чествовал Николая Кондратьевича Блохина по случаю исполнившегося в декабре прошлого года 100-летия книжной фирмы Блохиных в Уфе. Представитель фирмы Н.К. Блохин состоит Почётным гражданином г. Уфы, долгое время был гласным Уфимской городской думы и губернского земства, членом учётно-ссудного комитета Уфимского отделения Гос. банка. Н.К. в память 100-летия фирмы учредил в Уфе больницу на 24 койки».
Короткое сообщение, много чего в нём ещё хотелось бы увидеть, но…
Все мы знаем об Иване Дмитриевиче Сытине, благодаря поискам Георгия Фёдоровича и Зинаиды Ивановны Гудковых в Уфе и республике сейчас достаточно широко известно и имя Н.К. Блохина. Но, как это обычно бывает с людьми, ставшими с течением времени полулегендарными, вокруг имени Блохина собрался целый ворох не очень похожей на правду информации, откровенного вымысла и, конечно, загадок.

Читать дальше

От Гостиного двора до рынков

24.09.2016

На дореволюционных фотографиях Уфы одним из главных объектов города предстает рыночная площадь с выразительными контурами размещенных на ней Гостиных рядов.
С интенсивным развитием капитализма в последнее десятилетие XIX века город, располагавший водными путями, соединился с другими губерниями и сетью железных дорог России, прочно закрепив за собой позиции производителя товарного зерна. Начался быстрый прирост городского населения. Возрастанию численности жителей способствовал не только рыночный обмен произведенной продукцией, технический прогресс ускорял развитие в области добычи и обработки полезных ископаемых. Появились первые заводы машиностроительного профиля. Но самым большим предприятием дореволюционной Уфы были паровозоремонтные мастерские, где в годы Первой мировой войны трудились четыре тысячи специалистов и рабочих.
Развитие рынка опиралось на достижения в хозяйственной сфере и усиливало связи всей губернии с другими, самыми отдаленными регионами. Но почти все необходимое Уфа получала из местных ресурсов, хотя немало значила и привозная продукция из Туркестана, Кавказа, степной Украины и покрытой таежными лесами Сибири. В периоды устойчивого безкризисного развития местный базар славился ежегодными ярмарками. Год за годом они удивляли жителей обилием продовольственных товаров.
Лесные массивы, подступавшие к губернскому центру, взывали запастись дарами природы на долгую зиму. В середине лета запахи меда разносились по всей базарной площади. Продукт вывозился за пределы губернии и получил добрую славу целебного. Когда случалось доставить его в другие города, это воспринималось как лучший подарок. Большие запасы заготовленных лесных орехов, а с наступлением холодов заполненные кладовые в домах со сливочным маслом, тушками мяса, пернатой дичью, домашней птицей, свежей говядиной и бараниной наглядно свидетельствовали о достатке в благополучных семействах...

Читать дальше

Уфимские мозаики

22.09.2016


Что является наиболее ярким и запоминающимся в архитектуре Уфы 1970-х годов? Несомненно – монументальное искусство и особенно мозаики. Миллионы туристов едут в Барселону полюбоваться архитектурой Гауди, в том числе его знаменитыми мозаиками. А вот на уфимские, выполненные талантливыми художниками, почти никто не обращает внимания.

Можно предположить, что в ближайшие годы подобные масштабные художественные проекты в нашем городе вряд ли появятся. Почти нет художников, знакомых со сложной техникой исполнения мозаичных панно. Нет производственной базы, где бы изготавливалась смальта или керамические плитки. И кажется очевидным, что нужно беречь мозаики, выполненные в Уфе в годы расцвета советского монументального искусства. Но где там! Часто можно услышать пренебрежительное - «Сово-о-ок!».
Мало того, в последние годы начались уничтожения. Так, при ремонте здания бывшего треста КПД (проспект Октября, 132/3) было демонтировано мозаичное панно «Горлицы» известного художника Александра Пантелеева (1932-1990 гг.). В 1976 году он переехал в Вологду, где сейчас существует его дом-музей, а вот Уфе одна из его лучших мозаичных работ оказалась не нужна. И примеров уничтожения советского монументального искусства, к сожалению, довольно много — на здании бывшего Витаминного завода, 22 больницы. Мозаики завешиваются рекламными баннерами, закрываются панелями, ветшают и осыпаются. В плачевном состоянии пребывает мозаичный фонтан у бывшего ДК «Химик». На них не обращают особого внимания даже искусствоведы, у большинства уфимских мозаик неизвестны даже авторы...

Читать дальше

У Блохина не было конкурентов, равных ему по размаху

16.08.2016

Скоро наступит 1 сентября, и ребятишки пойдут в школу. Когда речь заходит о торговле школьно-письменными принадлежностями, в исторической литературе нашего края коротко упоминается только писчебумажный и книжный магазин купца первой гильдии, потомственного почетного гражданина города Уфы Николая Кондратьевича Блохина.
Он располагался на улице Центральной, 22 (ныне - Ленина, 24). Видимо, в какой-то степени срабатывает стереотип: большой и светлый магазин на “красной линии” прямо в центре столицы республики всегда и у всех на виду. Впрочем, и сейчас, спустя почти сто лет, мало что изменилось в этом книжном магазине, хотя позади осталась целая (советская) эпоха.
До революции 1917 года горожане, помимо ручек, чернил, карандашей, тетрадей, деревянных линеек, покупали здесь “канцелярию” и предметы для кабинетов, контор, учебы, а еще географические карты, атласы, глобусы, подарочные издания для детей, книги русских писателей, сельскохозяйственную, юридическую и духовную литературу, все учебники по тем дисциплинам, которые преподавали в образовательных заведениях Уфы. У Блохина в продаже были и общие тетради в клеенчатых обложках - точно такие же, какими мы с вами еще недавно пользовались при конспектировании лекций в университете...

Читать дальше

Они писали историю Уфы и края. О краеведах г. Уфы

01.06.2016

Руф Гаврилович Игнатьев (1819–1886)

Одним из первых известных краеведов, кого серьёзно заинтересовала история Уфы и Уфимской губернии, являлся Руф Гаврилович Игнатьев. Он исследовал источники и документальные материалы, занимался археологией, географией, историей церквей Уфы. На страницах газеты «Уфимские губернские ведомости» регулярно выходили его статьи, повествующие о прошлом. Кроме того, его работы печатались в «Памятных книжках Уфы и Уфимской губернии» и в «Адрес-календарях». Тщательным образом рассматривал он вопрос о происхождении башкир. Он одним из первых описал события крестьянской войны 1773–1775 годов на территории Башкирии, рассказал о жизни Салавата Юлаева. Работы «Губернский город Уфа», «Взгляд на историю Оренбургского края», «Осада города Уфы» и другие содержат много полезных сведений и важных выводов. Из 600 исторических трудов, которые написал Руф Гаврилович, известно название и место публикации лишь 235 работ. Студент Башкирского госуниверситета Б. И. Дудочкин в 70-е годы ХХ века занялся поиском остальных работ Р. Г. Игнатьева. В 1966–1967 годах он вел активную переписку с Центральным государственным архивом древних актов (ЦГАДА), Центральным государственным историческим архивом СССР, Государственной библиотекой СССР имени В. И. Ленина, Публичной библиотекой имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, Архивом Географического общества СССР, Центральным государственным историческим архивом Белорусской ССР, Центральным государственным архивом Татарской АССР, Государственным архивом Оренбургской области, Государственным архивом Пермской области, работал в Центральном государственном архиве Башкирской АССР. В результате серьезного поиска он нашёл ещё 33 работы Игнатьева.
Руф Гаврилович Игнатьев окончил Институт восточных языков, прекрасно владел тюркскими языками и даже пел на них песни. Его перу принадлежали две оперы – «Уфимское городище» и «Запорожцы». Игнатьев удачно переводил песни Салавата Юлаева на русский язык.

Читать дальше

О бухарском товаре, кудели и корыте за 30 копеек

19.02.2016

Кем только не обыгрывалась с лёгкой руки Марка Твена вошедшая во всемирный оборот изящная фраза о статистике («Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика»), хотя все без исключения шутники, даже те, кто слыхом не слыхивал о дисперсии или репрезентативности, как пользовались, так и продолжают пользоваться результатами статнаблюдений. А вот в середине XIX века во всех губерниях России имелись Статистические комитеты, членами которых состояли самые образованные и уважаемые люди. Одним из первых в стране в 1835 году такой комитет был образован и в Уфимской губернии.
В 1864 г. председателем уфимского Статкомитета стал врач Николай Александрович Гурвич, с его именем связано начало массовых переписей населения в нашем крае.
В статье в №2 журнала «Уфа» я решил немного углубиться в тему ярмарки, которая вела свой отсчёт с 1812 года и проводилась ежегодно в конце января – начале февраля. Объяснил, кто такой дед на ярмарке, напомнил, что такое раёк, и даже осмелился доказать, чем занимался никому ныне не ведомый и оставшийся только в воспоминаниях М.В. Нестерова Зрилкин. А вот чтобы разобраться с названиями привозимого товара не хватило ни времени, ни места – оставил на потом. Вот это самое «потом» и настало.
Итак, начнём. В «Памятной книжке Уфимской губернии» на 1873 год Н.А. Гурвич приводит итоги переписи, проведённой на ярмарке 1871 года в Уфе. В его тексте то и дело встречаются малопонятные, а то и вовсе загадочные названия: бумажный, бухарский товар, а также игольный, москательный, панский и вязниковский. Попробуем разобраться в давнишней торговой терминологии.

Читать дальше

Мне сверху видно всё...

17.02.2016


…ты так и знай! – пели герои фильма «Небесный тихоход». Действительно, лётчики со своей высоты частенько видели то, что для нас было тайной. А потом настала эра спутников и фотоснимков из космоса…

Читать дальше

Взгляд на историю сквозь призму жизни города

15.02.2016

Наступил 2016 год, и мы решили вспомнить о том, какие исторические события произошли в нашем городе ровно сто лет назад. Согласитесь, приход нового года - неплохой повод для того, чтобы... углубиться в историю. Так чем был ознаменован для Уфы 1916-й?

Во-первых, была произведена последняя перепись населения Уфы до Октябрьской революции 1917 года. Она называлась “Учет населения, домовладений и квартир города Уфы”. Регистрированное гражданское население вместе с обитателями тюрьмы и военнопленными составляло 112,7 тысячи человек. Для сравнения: в 1901-м в Уфе проживали 60,6 тысячи мужчин и женщин.

Во-вторых, в это время продолжалась Первая мировая война, что не могло не сказаться на благосостоянии горожан и жителей всей губернии. Каждый стремился помочь русской армии, раненым, беженцам и детям-сиротам. В нашем городе располагался сборный пункт военкомата Уфимской губернии, откуда призывники отправлялись на фронт. А 1 мая в Уфе состоялась маевка против империалистической войны.

Читать дальше

Гаданье на карамели

14.02.2016

«Несколько месяцев тому назад, в начале этого года на конфектных фабриках Уфы была введена Г. Уфимским Губернатором «реформа». Работавшие раньше по домам вертельщицы конфект принуждены были работать при фабрике, так как выдача конфект на дом прекратилась», - такое сообщение появилось в ноябре 1905 года в «Самарской газете». Издание это и прежде давало сообщения об уфимских кондитерах, причём желчь изливалась главным образом на фабрику Д.П. Берштейна.

Читать дальше

Легенду хранит фотопленка. Как Шостакович стал народным артистом Башкирии

13.02.2016

Рассматривать архивы — ни с чем не сравнимая прелесть возвращения в далекие годы. Как много всего тогда происходило, какие эпохальные события!

Вот негатив, датированный сентябрем 1964 года. В Уфе проводилось выездное заседание Союза композиторов РСФСР. Это было яркое событие в культурной жизни республики. Делегацию возглавлял лауреат Ленинской и Государственных премий профессор Ленинградской и Московской консерваторий Дмитрий Шостакович. Вместе с ним высадился звездный десант — от одних фамилий голова шла кругом: Андрей Эшпай, Мурад Кажлаев, Назиб Жиганов, Альберт Леман, Филипп Лукин…

Читать дальше

Дневник уфимца конца XVIII - начала XIX в.

12.02.2016

Рукопись дневника уфимского чиновника Михаила Семеновича Ребелинского (1768-1815) хранится в Уфе, в Государственной книжной палате РБ. Это две толстые самодельные тетради ежедневных записей, охватывающих период с 1 января 1792 по 31 декабря 1812-го. Записки Ребелинского, без сомнения, следует отнести к наиболее редким литературным памятникам России – от XVIII столетия сохранилось только три подобных дневника, которые велись на протяжении нескольких десятилетий.

Читать дальше

История речного вокзала

08.02.2016

Эпоха индустриализации страны вызвала к жизни масштабные проекты промышленной застройки в Уфе и выявление важных объектов общественного назначения. Башкирская АССР была включена в программу строительства Урало-Кузнецкого металлургического комбината, предполагавшую возведение промышленных гигантов в европейской части страны и Западной Сибири.

Читать дальше

Сегодня впервые городская электричка совершит путь от Демы до Шакши

05.02.2016

В такие же осенние дни в 1890 году была открыта Уфимско-Златоустовская железная дорога. Она стала продолжением Самаро-Уфимской дороги, построенной двумя годами раньше. И очень символично то, что именно сегодня, когда отмечается 125-летний юбилей дороги от Уфы до Златоуста, городская электричка “Толпар” впервые отправляется по исторической стальной магистрали - между Демой и Шакшой. Столь протяженный маршрут свяжет несколько крупных промышленных центров и жилых микрорайонов столицы Башкортостана. Электрички пройдут через станции Левая Белая, Правая Белая, железнодорожный вокзал “Уфа”, Воронки, 1629-й километр (район улицы Чудинова), Парковая (район пересечения улиц Победы и Интернациональной), Черниковка (район улицы Свободы), Спортивная (стадион имени Николая Гастелло моторостроительного производственного объединения). 

Читать дальше

Загадки О. Ф. Герман

15.01.2016

Во многих уфимских семьях хранятся старинные фотографии с портретами предков - прадедушек, прабабушек. Среди тех, что были изданы в промежутке между 1899 и 1914 годами, очень многие имеют на обороте красивые, несколько вычурные виньетки с надписью "Художественная фотография О.Ф. Герман в Уфе". Это был один из самых популярных городских фотографов, и во многом именно он создал галерею уфимцев и уфимок конца XIX - начала XX века - от голеньких младенцев до чопорных старцев и стариц.

Читать дальше

Как Уфа на неделю стала самым богатым городом планеты

14.01.2016

Ровно 95 лет назад, осенью 1918 года, около недели в нашем городе находилось все главное богатство Российской империи - пять железнодорожных эшелонов с царским золотом, о чем в советское время официальные лица Башкирской АССР помалкивали, чтобы лишний раз не будоражить местное население и не привлекать внимания к столь скользкой теме. Впервые об этом историческом факте сказано в книге "Сберегательное дело в Башкортостане", вышедшей в 1997 году в Уфе. Каким же образом золото из Петербурга оказалось здесь, где и как оно хранилось и в каком направлении ушли эшелоны с бесценным грузом?

Читать дальше

Первый олигарх

13.01.2016

Если взять историю нашего города, то можно смело сказать, что первым олигархом Уфы был крупный золотопромышленник, дворянин, купец первой гильдии, действительный статский советник, почетный гражданин города Иван Фёдорович Базилевский (1791-1876). Разбогател он исключительно за счет своего огромного труда и предприимчивости.

Читать дальше

И до революции дома возводили «под ключ»

12.01.2016

Около 80 лет назад советский писатель Иван Недолин, чтобы сильно угодить большевикам, писал: "Уфимская буржуазия и ее дума не оставили такого уголка, который мог бы порадовать даже глаз мещанства и лавочника. По сути говоря, в Старой Уфе не было ни одной приличной улицы, не было сколько-нибудь внушительного красивого здания". На мой взгляд, уважаемый литератор абсолютно не прав. Мы и сегодня восторгаемся творениями зодчих и строителей второй половины ХIХ - начала ХХ века.

Читать дальше

Уфимский трамвай

11.01.2016

Сегодня трудно представить жизнь уфимцев без электротранспорта: без трамвая, без троллейбуса. В год трамвай перевозит порядка 90 миллионов пассажиров 22 маршрутам, стальные рельсы имеют протяженность свыше 156 километров пути. В день выпускается из трех депо до 168 трамвайных вагонов, которые неустанно трудятся с 6 часов утра до 1 часа ночи. А как вообще появился этот вид транспорта?

В XIX веке рост городов вызвал потребность появления иного, более эффективного вида городского транспорта, нежели извозчики. В 1854 году русский инженер Полежаев соорудил в окрестностях Петербурга конно-железную дорогу протяженностью в 3,5 версты. Через восемь лет в Петербурге уже действовали четыре линии, одна из которых была грузовой. Это были так называемые конки: на железные рельсы ставился вагон, в который впрягали пару лошадей. Скорость равнялась 10 км в час. Впервые они появились в Париже назывались омнибусами. Вскоре конно-железные дороги открылись и в других городах России. В Уфе они не проектировались, да и возможности здесь были другие. По свидетельству известного революционера Елпатьевского, отбывающего в Уфе ссылку, на центральной улице города возле Верхне-торгового базара стояла такая грязь, что «тонули» даже лошади, а для конок нужна была хорошая мощеная дорога. Таким образом, возможности конки были достаточно ограниченными и транспортной проблемы не решали.

Читать дальше


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Монумент дружбы

Без символа дружбы двух народов - Монумента Дружбы, который был торжественно открыт 7 августа 1965 г., столицу республики теперь даже сложно себе представить, это - одна из визитных карточек Уфы. Памятник посвящен 400-летию добровольного вхождения Башкирии в Российское государство. 35-метровый обелиск имеет форму меча. У основания две женские фигуры - русская и башкирка, в руках у которых символы мира -
лавровые венки. Набережная возле Монумента Дружбы - любимое место для прогулок уфимцев и гостей.

 

« Июль 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

УФА В КНИГАХ