Старина остается с нами - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Конечно, у домов, стоящих более 125 лет, своя предыстория. А что если заглянуть в конец XIX века и представить будни купеческой Уфы?
«Стоять дому да стоять!»
Купец Тимофей Никифорович Мартемьянов, человек средних лет, чернобородый, коренастый, насупив брови, сосредоточенно потирал лоб. Шел 1886 год. Только что отгремели торжества по случаю 300-летия Уфы, где городской голова Дмитрий Семенович Волков растрогал всех своим Гимном, а уж надо к делам возвращаться. За 10 лет пребывания в Уфе Тимофей Никифорович заводиком обзавелся, и в лавке дела процветают - товары только и подвозят. Доходы идут. Одно слово: Мартемьянов! Деда Мартемьяна уважали за порядок в кузне, за крепкое хозяйство. От него и пошло: Мартемьянов сын, Мартемьянов внук, стало быть, - Мартемьяновы. Но Тимофей в родных краях долго не задержался, хватку приобрел - и вперед! Обратно в село не тянуло, хотелось ближе к железу, камню, да и к новой жизни тоже. Заводские дела продвигались, сам со съемного жилья съехал, обзавелся своим и уже семью выписал.
Тимофей Никифорович, выйдя из лавки, распахнул сибирку, остужая себя набежавшим ветерком. Вспомнилось, как супруга с дочерьми гостевали у него, пока еще сам обустраивался, как городской жизни дивились, как дочки - барышни все норовили по магазинам походить, поглазеть и моду соблюсти, и в парке погулять. А только заявят по городу о приезде театральной труппы, сразу защебечут: «Папенька, папенька!», и сопровождаешь их, как положено. Насупленные брови Мартемьянова разгладились, хмурость и озабоченность отступили - радовался, что семья обосновалась здесь и, продолжая свой внутренний монолог, похваливал себя, что учиться определил дочерей в «Мариинскую». «Гимназия хорошая, директор - княгиня Лидия Алексеевна Багратион-Имеретинская - на послушание и скромность воспитанниц наставляет, к книгам приобщает, вот недавно и я на библиотеку сумму пожертвовал». Но деловой настрой быстро вернул купца к реальности.
«Свободный капитал прибыль дает, можно и в банк под проценты...» - продолжал он размышлять. Но душа просила деятельности. Известные в городе люди доходные дома наставили: Тевкелевы в Случевском переулке еще в 1860 году отстроились, Нагель на Успенской, Сахаров на Бекетовской, и это подталкивало. «Пора и мне взяться за прибыльное дело. Надо место подобрать, чтобы селились легко да жили весело», - застегнув темно-синюю сибирку, продолжал мыслить Тимофей Никифорович.
Вчера проехался на пролетке по Ханыковской, доверился кучеру Ефиму, он ушлый мужик, не простых подвозит, больше все купецкого звания, без лихости вез, с уважением, чтоб разглядел я все. Однако понастроили здесь немало, зазеваешься и не пробьешься. Присмотрел пустырь меж Колмацкой и Успенской, просторное место! Угол Ханыковской и Колмацкой давно Щепины заняли. Не поскупились на кирпичную постройку в два этажа. Говорят, дом уже в 1852 году стоял. Место славное, спокойное. Рядом острог, а он кому надо строгости задаст, шалить не будут в этих краях, да и казармы в конце Ханыковской годов пятьдесят как возведены. Люди в погонах - надежное соседство.
Купец первой гильдии Сергей Львович Сахаров не зря здесь домину в два этажа ставит, телеграф и всякие конторы деловым людям годны. И в воскресенье здешним жителям есть куда пойти помолиться: в восемь колоколов возведена церковь в честь Святого Александра Невского, полвека на молитву народ собирает. Столетия простоит! Говорят, сам император Александр I в 1824 году закладывал первый кирпич». Так подбадривал себя Мартемьянов, в который раз перечисляя плюсы выбранного места.
Отметим прозорливость купца, который не сомневался, что в город потянутся люди, значит, понадобится жилье. Сдача внаем в то время была делом прибыльным.
Член-секретарь Статистического комитета Николай Александрович Гурвич на праздновании трехсотлетия города озвучил, что население растет, и улиц стало уже 59. Действуют 17 учебных заведений, 2 типографии, кредитные учреждения, открыто 25 разных магазинов, 14 стоянок биржевых извозчиков на 127 дуг имеется, ремесленных заведений разного рода - 80. Стало быть, идут крупные торговые обороты. «Непременно народ прибывать будет», - уверил себя Мартемьянов и окончательно решился начать стройку.
Прикинул, что кирпичом запастись можно хоть с «кирпичных сараев», хоть к самому Михаилу Артемьевичу Лаптеву в Нижегородку под заказ обратиться. «Да и зачем далеко ходить? Тюремное ведомство наладило выпуск - отпустят, сколько понадобится. Разве с Михаилом Семеновичем Ларионовым речь повести? Хоть он заводик на Жандармской небольшой держит, а удобно, что рядом», - деловито прикидывал Тимофей Никифорович.
Надо Хаева Федора Семеновича сговорить строиться вместе», - продолжал обдумывать Мартемьянов. «Впритык дома поставить - каждому выгода будет, общая стена, расходов меньше и строение основательнее выйдет. Расспросить надо: нижегородские Нехаевы - не родня ли ему? Вдвоем веселей дело делать. За мной кирпич, а Хаев с лесопилками, знаю, что в договоре. Он и к Дмитрию Степановичу Лысанову, что на пристани дело имеет, вхож, да и хоть с вавиловскими договорится. На лесной пристани Михаил Кириллович Некрасов рад будет угодить солидному заказчику. Брусья закажет купцу Василию Петунину, он лесопильно-строга- тельные мастерские содержит». Такие мысли грели деятельную натуру Мартемьянова, подзадоривали на скорейшие дела.
И работа закипела. Деловые люди - Мартемьянов и Хаев ни сил, ни времени, ни разумно отсчитанных денег не жалели.
Болотце, что нудно «сидело» напротив выбранного места, не смущало. Окаймленное чахлой травкой, чуть покрытое ряской, оно было закидано крупной щепой, разбухшими досками. На них редкие прохожие предпочитали не ступать, а обходить. Но Мартемьянов по-хозяйски взялся за осушение: наладил отводку стоячей воды, по мере строительства битый кирпич шел на засыпку. На фундамент дома материалов не жалели (болотце все-таки заботит!).
Кирпич доставлялся вовремя, рабочих было где нанять: на Верхне-Торговой площади немало собиралось и артелей серьезных, и поденщиков. Строили от души, хотелось, чтобы видом дом вышел, чтоб с радостью в него вселялись. Потолки взяли высокие, двери заказывали с резьбой, филенками. Дверные ручки в комнаты для простых в скобяной лавке оптом набрали. В комнаты для благородных, где двери высокие, двустворчатые, выписали самые наилучшие: тульские - латунные, на планке. Играла латунь живым блеском, руку не холодила - так и зазывала в комнаты. Потолки во втором этаже по центру и по углам заняли лепниной, из цветов да листьев. Комнаты первого этажа отделывали построже, но без круговой лепнины не оставили. Печи установили с чугунными дверцами, сверкающими вьюшками, а кое-где с изразцами.
Парадных входов в дом непременно два, еще и со двора - хозяйственный. Лестницы во второй этаж подняли белого мрамора: и прочность нужна, и красота, да и солидно. Балкон на улицу смотрит, все окрестности на виду, купола Александровской церкви так и сверкают!
Помещения просторные, светлые. Окна высокие, по фасадному длиннику в две створки пустили. С южной стороны, с торца, второй этаж нарядили в трехстворчатое, да сдвоенное. Есть комнаты поменьше и дешевле, есть съем и в несколько комнат. Кто чем располагает, кто что желает. Не одна заявка уже получена на съем жилья.
Стали селиться люди торговые, мастеровые, «служилые». На Колмацкой недалеко кузня, Верхне-Торговая площадь с ее многочисленными лавками и купцам, и рабочему люду годна. Место удобное для проживания: и дом завидный, и до рабочих мест недалеко. А отдохнуть можно в людных местах для гуляний: что в саду Блохина с его забавами - качелями, каруселями, что в Ушаковском парке. Стараниями губернатора Сергея Петровича Ушакова еще в 1867 году для отдыха парк заложен, а теперь там и театр, и аллеи для прогулок.
Два хозяина, два владельца с удовлетворением посматривали на свое детище. Прибыль пойдет немалая, да и городу польза истинная. Строили с душой. Стоять дому да стоять! «Знамо, простоит...» - уверенно пробасил Мартемьянов. «Твоими устами, Тимофей, мед пить!» - радостно, но как-то рассеянно подхватил Хаев - его мысли уже отягощали новые планы по устройству города. И оба довольные, ободренные успехом, зашагали - каждый в свою сторону.
Лариса МИХАЙЛОВА.


Библиография:


Михайлова Л. Старина остается с нами / Л. Михайлова // Уфимские ведомости. – 2016. – 31 марта. – С. 21: фот.


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Дом-музей С. Т. Аксакова

Мемориальный Дом-музей С. Т. Аксакова - самый старинный деревянный дом в Уфе - находится на углу улиц Салавата и 3. Расулева. В фонде музея - более четырех тысяч экспонатов. Фонды музея пополнялись предметами быта, безвозмездно переданными почитателями таланта С. Аксакова. Уфимский Дом-музей известен далеко за пределами России, прежде всего как центр Международного Аксаковского праздника. Ежегодно организует Аксаковские дни, научные чтения, выставки, литературно-музыкальные вечера, камерные концерты старинной и классической музыки.

 

« Сентябрь 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

УФА В КНИГАХ