От конструктивизма к неоклассике. Архитектура Уфы 1920–1940-х гг. - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

2. «Союзхлеб» (Театральная, 5)
В январе 1930 года правительство СССР приняло постановление о создании Всесоюзного государственного хлебо-мукомольного объединения «Союзхлеб». Подразделение «Союзхлеба» организуется и в Башкирской АССР. Принимается решение выстроить здание объединения «Башхлеб». Проект строительства был утвержден в мае 1931 года. Для реализации приняли вариант архитектора Валентина Вайднера, предложившего выстроить корпус в традициях конструктивизма.
Трактовка административного корпуса «Башхлеба» была предложена предельно рациональная и свободная от декоративности. Аскетическая простота форм определялась не только тенденциями господствующей эстетики. К этому вынуждала ограниченность средств, отсутствие многих строительных материалов, недостаток квалифицированных рабочих-строителей.
Трёхэтажный административный корпус имеет в плане конфигурацию в виде буквы «П». При этом одно крыло спроектировано укороченным – это открывало дополнительную площадь со стороны двора для размещения жилого дома. От основания здания вверх устремлены гладкие стены, фасад оживляют центральный ризалит с главным входом и чёткие проёмы высоких окон без наличников.
На протяжении многих десятилетий в здании размещалось Министерство заготовок Башкирской АССР. Сейчас в нём – Министерство образования Республики Башкортостан. В связи с этим здание пережило капитальный ремонт. Внутренняя перепланировка не проводилась, зато заметно обогатился фасад административного корпуса – цоколь выложили каменными блоками. Пространство стены первого этажа облицевали мрамором светло-зелёного цвета, что усилило эстетическую выразительность здания.
 
 
3. Дом-коммуна (Ленина, 9/11)
Стремительный рост числа жителей в Уфе, которая в 1922 г. стала столицей Башкирской Автономной Республики, заставил посчитать первоочередной задачей строительство жилых зданий. Они строились по самым доступным сметам, как правило, это были типовые двухэтажные жилые строения. Под жильё перестраивались все более или менее пригодные каменные здания – мельницы, амбары, склады, конюшни, небольшие производственные корпуса. Условия проживания в них были не из лучших. Именно поэтому строительство в начале 30-х годов первой в Уфе пяти-этажки стало событием неординарным. Заказчиком первого многоэтажного жилого дома выступил строительный кооператив «Железнодорожник». Кроме жилых зданий предусматривалось строительство вспомогательных хозяйственных объектов (прачечной, сараев), а также детских площадок, мест для отдыха и спортивных игр.
Городские власти предложили построить эту пятиэтажку на улице Зенцова (сегодня улица Ленина). Проект, разработанный инженером А. Дениско, был утверждён техническим советом Управления строительного контроля при Башсовнаркоме в марте 1930 г. В том же году было начато возведение жилого комплекса, а первые жильцы поселились в нём в 1932 г. Проект предполагал возведение так называемого дома-коммуны – авангардного для того времени многофункционального жилого комплекса. Ставилась задача предоставить каждой семье отдельную квартиру и обеспечить особый уровень общественного обслуживания. Для этого архитектурно-планировочным ядром в доме-коммуне должен был стать двухэтажный корпус, связывающий пятиэтажные здания. В этой двухэтажке (жители нового дома прозвали её «стеной») предполагалось разместить общественную столовую, детский сад, комнаты кружковых занятий подростков, а также совмещенные в единый комплекс спортивный и читальный залы. Именно с этого полифункционального здания началось сооружение уфимского дома-коммуны.
Согласно проекту, два пятиэтажных жилых корпуса были обращены своими однотипными фасадами на улицу Ленина, причём левый корпус выходил на «красную линию», а правый строился с отступлением в глубь двора, превращённого в сквер с детской площадкой. Автор проекта признавал, что в качестве образцов им были взяты московские дома-коммуны.
В проекте были чётко просчитаны социальные функции нового дома. Предполагалось, что в нём будет проживать до 300 человек. Первоначальное обсуждение проекта вызвало ряд радикальных изменений. Комнаты-спальни, на которые поначалу был разбит дом, были заменены на небольшие по площади, но отдельные квартиры. В каждой из них было предусмотрено центральное водяное отопление, ванные комнаты либо душевые с умывальником и туалетом.
Послужив почти 80 лет, дом-коммуна и сегодня продолжает функционировать как строго эстетичное и рациональное по планировке здание. В 1954 г. дом первым в Уфе был подключен к газоснабжению.


4. «Башкиргеология» (Ленина, 37)
Летом 1932 года Совнарком Башкирской АССР принял постановление о строительстве здания треста «Башкиргеология». В правительственном документе подчеркивалось считать объект первоочередным и ударным. Реальными предпосылками для сжатых сроков строительства послужило открытие Ишимбайского месторождения нефти и связанная с этим необходимость интенсивно продолжать геолого-поисковые работы, а также сконцентрировать усилия на подготовке специалистов.
Под строительство здания был отведен участок на центральной улице города, что выдвигало повышенные функциональные и эстетические требования к сооружению. Архитектор Валентин Вайднер в сжатые сроки завершил разработку, начиная от эскизного проекта до рабочих чертежей. В проекте в стиле конструктивизма архитектор предложил простую и рациональную конфигурацию здания, функционально сгруппировав помещения кабинетов научных сотрудников, лабораторий, музея геологических образцов.
Корпус треста «Башкиргеология» имеет простую в плане форму прямоугольника. Согласно проекту центральная часть здания должна была строиться в пять этажей, высота боковых крыльев – в четыре этажа. Сжатые сроки возведения сооружения заставили привнести коррективы в проект, и по высоте все части здания были уменьшены на один этаж.
Центральный ризалит обрамлён двумя входами, которые продолжены вертикальным остеклением лестничных клеток. Ряды больших окон отделены друг от друга межэтажными глухими поясами стен, их гладкие поверхности придают особую контрастность.
Отсутствие декора компенсируется по всему пространству фасада приданием ему выразительных пропорций отдельных деталей. Обращают на себя внимание высокие парапеты, за которыми скрыта поделённая на неравные по площади участки крыша.
Функциональный расчёт архитектурного замысла здания треста «Башкир-геология» был нарушен с первых лет его эксплуатации. В предвоенные годы не была завершена постройка Уфимского геологоразведочного техникума, и будущих специалистов нефтяной отрасли было решено обучать в одном здании с отраслевым учреждением. В трудные для страны годы учащиеся в форменных тужурках с яркими погончиками горного ведомства заметно выделялись среди уфимцев.
В наши дни в здании размещаются Российский фонд обязательного медицинского страхования по Республике Башкортостан и Управление по делам архивов при Правительстве Республики Башкортостан.
 
 
5. Башпотребсоюз (Ленина, 26)
В годы нэпа быстро развивалось кооперативное движение, за короткий срок ощутимо выросло число пайщиков потребительской кооперации. На них опиралась система Башпотребсоюза, одной из крупнейших кооперативных организаций в стране. Но такая работа требовала подготовки специалистов. С этой целью в 1926 году в Уфе открылся промышленно-кооперативный техникум – он разместился в двух корпусах по улице Октябрьской Революции, 7, предварительно соединенных двухэтажной смычкой (ныне в этом здании размешается Уфимский педагогический колледж № 2).
Спустя три года в техникуме обучалось уже 1200 человек, и встал вопрос о создании соответствующей учебно-материальной базы. Правительство республики поддержало идею строительства учебного городка в границах современных улиц Ленина, Коммунистической, Цюрупы и Октябрьской Революции. Территория современного сквера Маяковского представляла в те далёкие годы глубокий овраг с родниковыми водами – здесь предполагалось осуществить дренажные работы, посадить деревья и кустарники, возвести спортивный городок.
На пересечении улиц Советской и Коммунистической предполагалось выстроить пятиэтажный «Дом работников прилавка» для специалистов Башпотребсоюза, его первый этаж отводился под магазины, где заодно проходили бы практику учащиеся техникума. Наконец, в глубине квартала должна была появиться гостиница Башпотребсоюза.
К сожалению, замысел не был реализован во всей полноте, так что о размахе проекта сегодня можно судить лишь по сохранившимся чертежам и пояснительным запискам. Однако главное ядро комплекса начали возводить в 1933 году и завершили его строительство в 1935-м.
4 мая 1933 года на заседании экспертно-технического совета при Башкирском народном комиссариате коммунального хозяйства (государственный орган, имевший право предварительного рассмотрения проектов всех возводившихся в республике объектов) была проанализирована заявка руководства «Башсоюза» на строительство своего административного здания. Судя по документу, это был редкий случай, когда проект застройки на центральной улице Уфы был утверждён без замечаний. Отмечалось, что «следует дать высокую оценку фасадам здания и рекомендовать использовать при отделке цементную штукатурку с мраморной крошкой и насечкой, чтобы подчеркнуть особую значимость ввиду его расположения на центральной улице».
Впрочем, такая оценка проекта удивлять не должна: башкирские кооператоры, обладая значительными средствами, разместили заказ на проектирование здания в одной из престижных архитектурных мастерских Москвы, которую возглавлял академик И. Фомин. Непосредственно руководил проектированием профессор Борис Андреевич Коршунов (1886–1961). Вот почему экспертное заключение содержит ещё одну примечательную запись: «Архитектурное оформление считать удачным, особенно в решении угла и портика главного входа».
Выполняя заказ, архитектор предложил вариант здания, закрывающего по протяженности фасада почти целый квартал. Главная часть здания отводилась под административные службы Башпотребсоюза. Здесь же должен был разместиться Уфимский кооперативный техникум, а на первом этаже – магазины, ресторан, парикмахерская.
С левой стороны на значительное расстояние от фасада отстоит ризалит: этот приём обеспечил приращение площади для размещения двухсветного актового зала. Квадратные опоры ризалита, ставшие элементом монументального обрамления входа в здание, переходят в пилястры, ритмично поделившие остекление торжественного фасада актового зала. Правый ризалит, примыкающий вплотную к ранее существовавшей застройке, увеличил площадь той части здания, где разместили квартиры со всеми удобствами.
Отделку здание получило строгую, применение улучшенных материалов придало ему парадный характер. Основной фасад предстает с отступом от красной линии, большие окна с лаконичным обрамлением придают фасаду особую выразительность, а вертикальное членение подъездов оживляют протяжённые балконы, их профиль повторяется в виде глухих балясин на парапете, венчающем здание.
Второй объём здания «Башсоюза» обращен фасадом на улицу Коммунистическую. С учётом рельефа местности эта часть возведена на высоком цоколе, по всей длине первого этажа был размещён зал ресторана, а кухня, складские и иные служебные помещения – в цокольной части здания.
Оба объёма величественного сооружения органично объединяет башня, которая возвышается над всем пространством застройки ещё на два этажа. Здесь, согласно замыслу заказчиков, предполагалось разместить музей башкирской кооперации.
Привлекают внимание особенности интерьера в административной части здания «Башсоюза». Строгая монументальность придана вестибюлю первого этажа. Отсюда начинаются противостоящие друг другу марши парадной лестницы, ведущие на третий этаж, к фойе актового зала. В административном корпусе широкие коридоры, высокие потолки. Сохранившиеся тяжёлые деревянные двери по обе стороны коридоров подчёркнуто выделены как входы в кабинеты.


6. Дом Наркомфина (Коммунистическая, 36)
Строительство жилого дома Наркомфина (Народный комиссариат финансов Башкирской АССР) в столице республики – один из первых реализованных проектов архитектора Николая Юрьевича Лермонтова (1867–1949). Он приехал в Уфу в 1931 году из Ярославля, имея богатый опыт по возведению десятков объектов гражданского и общественного назначения.
Приглашенный на должность главного инженера треста «Башкирпроект» Н. Ю. Лермонтов не только успешно справлялся с большим кругом организационных вопросов, но занимался и проектированием зданий, выбирая наиболее значимые и престижные объекты. Финансовое ведомство республики оказалось одним из немногих, решившихся на строительство для своих сотрудников отдельного жилого дома со всеми коммунальными удобствами. Многие государственные учреждения предпочитали строить дома-времянки из дерева либо воссоединить административную часть кирпичного здания ведомства с жилой многоквартирной постройкой.
Дом Наркомфина возвели в 1934 году на пересечении улиц Аксакова и Егора Сазонова (ныне Коммунистическая). Для того чтобы соблюсти гармонию с окружающей застройкой, архитектор остановился на варианте трёхэтажного здания.
Дом обращён фасадами на две улицы, при этом главный протяжённый фасад ориентирован на восток, укороченный – на север. Архитектор учёл, что здание, оказавшееся в зоне недостаточной освещённости, будет восприниматься малозначительным сооружением. Он решил проблему, предложив смягчить некоторую суровость, возникающую от места расположения здания, за счёт цвета и деталей отделки: дом выкрасили в светло-жёлтые тона при контрастно-белых выступающих элементах (рустованные лопатки, ложные замки-сандрики окон и чуть очерченные карнизы-наличники).
Подобное эстетическое решение придало зданию торжественность классических сооружений XIX века. Н. Ю. Лермонтов воспринял начинавшиеся перемены, знаменующие поворот от увлечения геометрическими пропорциями и контурами сооружений в стиле конструктивизма к новой традиции декоративной отделки здания, обычно называемой «сталинским ампиром».
Особый акцент архитектор придал фасаду по улице Аксакова. Он был спроектирован в 1,5 раза протяжённее второго фасада. Этот приём позволил преодолеть монотонность эстетического восприятия здания. В доме Наркомфина 12 четырёхкомнатных квартир, их планировка позволяет отнести здание к числу лучших жилых домов предвоенной Уфы.
В 70-е годы рядом с домом Наркомфина был возведён девятиэтажный корпус студенческого общежития. При этом устроили ощутимый разрыв между зданиями, обеспечив целостное восприятие творения архитектора. Однако несколько лет назад эта территория была заполнена постройкой, точнее сказать – встройкой, многоэтажного коммерческого комплекса.
 
7. «Башспирт» (Пушкина, 79)
Установленная в середине 20-х годов минувшего века государственная монополия на производство и продажу водочных изделий быстро превратила одну из отраслей пищевой промышленности в источник высоких прибылей в бюджет. В Башкирской АССР это позволило осуществить в центре Уфы постройку комплекса административного и жилого здания объединения «Башспирт».
Здание – один из первых проектов в Уфе архитектора Н. Лермонтова. Комплекс треста «Башспирт» должен был обеспечить гармонию с красивейшим особняком города в стиле модерн, выстроенным в начале XX века по заказу купца Костерина, хотя при невысоком качестве материалов и отсутствии квалифицированных специалистов добиться этого было непросто.
Совмещение жилых помещений и административного корпуса – одно из примечательных явлений в застройке Уфы в 30-е годы. Горожане испытывали ужасную жилищную тесноту, и по этой причине предложение заселить в трёхэтажный кирпичный дом часть работников учреждения не вызвало возражений со стороны местных властей, заинтересованных в закреплении квалифицированных специалистов.
Фасад здания обращён на южную сторону, что сделалось очевидным преимуществом для жильцов. Всего восемь квартир – четырёхкомнатных, трёхкомнатных и одно помещение, выделенное в качестве общежития для одиноких сотрудников, были обеспечены водопроводом, канализацией, водяным отоплением, что воспринималось как исключительное преимущество того времени. На кухнях по желанию проживающих семей возводились русские печи.
Административный корпус здания (он отстоит несколько дальше от красной линии улицы) и жилую часть связывает остеклённая закруглённая входная группа с лестничной клеткой. Этот приём позволил преодолеть монотонность протяженного фасада, и всё сооружение воспринимается как гармонично решённый законченный комплекс.
Жилая часть поделена рустованными столбами с большими окнами между ними, её венчает высокий парапет с круглым декоративным окном. Фасад административного корпуса перфорирован проёмами попарно сгруппированных окон меньшего размера. Несколько отстранённая от красной линии улицы административная часть здания «Башспирта» воспринимается как строго решённое по стилистике государственное учреждение.
В годы Великой Отечественной в здании «Башспирта» были размещены эвакуированные из Киева президиум Академии наук Украинской ССР и некоторые научные институты. В одной из квартир жилой части проживал учёный, писатель и общественный деятель Павло Тычина. Об этом свидетельствуют мемориальные доски, установленные на фасаде здания. В послевоенные годы в здании размещался Уфимский райком КПСС, позже – редакции газет и банк.
Первоначальный проект предусматривал расширение административно-служебных помещений треста «Башспирт» за счет сноса углового одноэтажного здания (бывший дом Коншиной), однако замысел не был осуществлён.
 
 
8. Дом старых большевиков (Коммунистическая, 75)
В 20-е – начале 30-х годов прошлого столетия большим уважением в стране пользовались члены Общества старых большевиков. Люди, прошедшие царские тюрьмы и каторгу, нуждались в поддержании подорванного здоровья, оказании материальной помощи. Важное значение имело и идейное влияние закалённых партийцев на молодёжь. Однако не без вмешательства самого Сталина в 1935 году деятельность Общества старых большевиков была прекращена.
В Уфе в это время по заказу местного отделения Общества на месте снесенной Успенской церкви строился жилой дом (группа архитекторов под руководством Н. Ю. Лермонтова). После роспуска Общества строительство подчинили Управлению делами Башкирского Совнаркома, оно должно было пополнить жилищный фонд 24 комфортабельными квартирами для ответственных работников аппарата Башкирского обкома ВКП(б) и Правительства республики.
Здание имело два крыла. Главное было обращено фасадом на южную сторону, второй корпус примыкал к главному перпендикулярно. Каждое крыло здания завершал полукруглый эркер, что увеличивало площадь квартир и придавало фасадам определённое изящество. Дом имел автономную котельную.
Территорию застройки отгородили ажурным деревянным забором, который крепился на кирпичных опорах, оставшихся от чугунной ограды Успенской церкви. Подъезд к дому – как и во времена церкви – был оформлен полукругом. Вся прилегающая территория напоминала парк. У входа во двор выставлялся пост милиции.
На территории, прилегающей к зданию, был построен ледник. Жильцы дома могли хранить там скоропортящиеся продукты. Единственное сооружение, которое не было выстроено согласно утверждённому проекту застройки, – это клуб со зрительным залом на 160 посадочных мест.
Что же касается территории двора, то старожилы Дома старых большевиков и те, кто поселился в нём в послевоенные десятилетия, поделили прилегающую территорию на равные участки. Прошло несколько лет, и фруктовые деревья практически отгородили Дом старых большевиков от взоров прохожих...
 
 
9. Корпус мединститута (Ленина, 3)
С открытием в 1932 году медицинского института в Уфе территорию, заключённую в пределах современных улиц Ленина – Валиди – Театральной – Пушкина, начинают именовать медгородком. Главный корпус нового вуза (бывшая мужская гимназия) был надстроен. Остальные учебно-лабораторные корпуса и здания общежития возводились с 30-х до середины 70-х годов прошлого столетия.
Новый корпус, к строительству которого приступили в 1936 году, во всех проектных документах именовался биофизиологическим институтом. Тем самым подчёркивалась его особая значимость в структуре медицинского института.
Учебно-лабораторный корпус был спроектирован в 1935 году в Москве, в архитектурно-планировочной мастерской Народного комиссариата здравоохранения РСФСР (архитектор А. Андресян). В ходе строительства уфимские архитекторы Б. Г. Калимуллин и А. И. Филонов привнесли в здание выразительность, не нарушив при этом его функционального предназначения и композиции.
Протянувшийся на 126,5 метра фасад здания продолжен в виде укороченных боковых приделов вглубь двора. По оси корпуса на территории двора размещена главная лекционная аудитория, её интерьер был обустроен в стиле амфитеатра, рассчитанного на 300 мест. Такая присущая всем классическим вузам функциональная особенность впервые была осуществлена в Уфе именно в здании биофизиологического института.
О важности корпуса в структуре медицинского института свидетельствовали обосновавшиеся в его стенах кафедры биохимии, нормальной физиологии, биологии, микробиологии, фармакологии, патологической физиологии с профильными лабораториями и учебными аудиториями. В годы Великой Отечественной войны в этом здании размещался эвакуированный в Уфу первый Московский медицинский институт. С ним приехали многие выдающиеся ученые. Имя одного из них – народного комиссара здравоохранения РСФСР академика Н. А. Семашко – увековечено на мемориальной доске.
 
10. Второй коммунальный (К. Маркса, 17)
В 1930-х годах жилые дома, которые возводились на средства городских бюджетов и в первую очередь предназначались для расселения семей работников аппарата многочисленных учреждений, было принято называть «коммунальными». Место под застройку первого коммунального дома в Уфе выбрали не совсем удачно: по причине тесной застройки улицы Коммунистической вдоль красной линии разместили лишь торцевую часть здания, а большая часть многоэтажного строения оказывалась в глубине обширного прилегающего двора.
Четырёхэтажный корпус второго коммунального дома начали возводить в 1931 году, но уже в первые месяцы после начала строительства среди специалистов возникли споры и разногласия. Дело в том, что для возведения здания был использован типовой проект, который под выбранный участок застройки приспособил уфимский городской архитектор Дмитрий Михайлович Ларионов. В связи с тем, что по специальности он был техник-строитель, под сомнение ставился уровень его профессионализма: это будто бы привело к существенным недочётам при проектировании.
В основу протяжённого по фасаду здания был положен принцип объединения шести однотипных секций. В жилом доме предлагалось устроить 50 двухкомнатных квартир, 17 трёхкомнатных и 2 четырёхкомнатных. Каждая квартира помимо жилых комнат должна была быть оборудована водопроводом и иметь отдельную кухню, прихожую, встроенные шкафы, туалет. Однако комиссия архитектурно-строительного контроля признала большим недостатком отсутствие в квартирах ванных комнат и недопустимым оборудование общих душевых. При общей нехватке труб и необходимого коммунального оснащения при утверждении проекта на это не обратили внимания.
Архитектору Н. Лермонтову поручили доработать проект, исправив допущенные недочёты, а также завершить проектирование обустройства всей предоставленной под застройку территории. Архитектор в первую очередь разработал вариант застройки образовавшейся пустующей площадки между строящимся зданием и обращенным на улицу Свердлова корпусом гостиницы дореволюционной постройки. Он разработал проект возведения углового семиэтажного корпуса в виде башенного сооружения, который должен был объединить оба здания. На первом и втором этажах этого корпуса предлагалось устроить магазины продовольственных и промышленных товаров с обширными подвалами для хранения запасов, а наверху была запроектирована закрытая остеклённая терраса, используемая как солярий и детская площадка. Впервые в Уфе здание предполагалось оснастить лифтом.
Выразительные характеристики жилому дому придало оформление его фасада от основания до карниза под греческий руст. Со временем фасад был декорирован лепными украшениями в виде цветочных гирлянд, но лепнина не компенсировала отсутствия строгой гармонии внешнего оформления здания. Многоэтажный жилой дом воспринимается как функционально и эстетически незавершенное сооружение. Членению фасада здания недостает сообщающих строгий ритм балконов, придающего особую эстетическую выразительность обрамления проёмов больших квадратных окон.
Неоднократные переделки проекта в ходе строительства не способствовали достижению требуемой эстетической выразительности. К тому же завершение отделочных работ проводилось уже в заселённом жильцами доме и растянулось на долгие годы.
Предложенное Н. Лермонтовым башенное завершение жилого дома так и не было осуществлено, на протяжении многих десятилетий неоштукатуренная кирпичная стена торца здания напоминала о незавершённости застройки. На образовавшемся «пятачке» возводились временные сооружения, в которых размещались магазинчики, предприятия бытового обслуживания. В 90-х было выстроено вычурной формы кирпичное здание, нарушившее гармонию предшествующей застройки.
Если же вернуться к главному зданию, то стоит напомнить, что оно закрепилось в облике города не только своими архитектурными особенностями: второй коммунальный дом стал и объектом исторического наследия. Свидетельствуют об этом мемориальные доски в честь проживавших в нём в разные годы драматурга С. Мифтахова, писателя и общественного деятеля Т. Янаби, поэта Г. Саляма и немецкого антифашиста Ф. Вольфа.
 
 
11. Дом связи (Ленина, 28)
Монументальное здание Дома связи, выстроенное в предвоенные годы, стало одной из главных архитектурных доминант центральной улицы Уфы. В 1932 году был утверждён проект сооружения, вместившего в своих стенах органы по управлению почтой, телеграфом, телефоном, а также технические службы обеспечения бесперебойной связи со всеми регионами страны и выхода за рубеж.
Московский архитектор Николай Сергеевич Зарубин просчитал особенности застраиваемого участка на пересечении улиц Ленина и Коммунистической (в то время Зенцова и Сазонова) и предложил возвести пятиэтажное здание с учётом рельефа местности. Парадным фасадом должна была стать торцевая часть здания, четыре ряда высоких окон которой, обрамленные глухими балюстрадами, сделались главным выразительным компонентом. Пятый этаж с окнами меньших размеров решён как аттик. Вход в здание вычленен торжественным порталом с четырёхгранными полуколоннами.
Протяженный фасад вдоль улицы Коммунистической потребовал иных форм выразительности. Не нарушив композиционных приёмов главного фасада, архитектор придал огромной по размерам стене более сдержанные характеристики. Большие окна не отмечены торжественной декоративностью и размещены со значительным интервалом друг от друга. Пространство между ними ритмично расчленено использованием лопаток. Значительное понижение рельефа заставило архитектора запроектировать цоколь в два этажа: нижний был приспособлен для хозяйственных целей.
Возведение Дома связи продолжалось в плановые сроки – в 1935–1937 годы. Однако по причине появления в период строительства новой аппаратуры связи было принято решение о переделке ряда помещений в соответствии с габаритами техники. Затянувшийся ввод здания не помешал начать эксплуатацию Дома связи поэтапно. На первом этаже открылся операционный зал: к нему ведут две торжественные лестницы, обрамлённые колоннами. На втором этаже начала работать междугородняя телефонная станция, на третьем – телеграф. Управление связи Башкирской АССР разместилось на четвёртом этаже, на самом верхнем – пятом – этаже начался монтаж аппаратной радиоузла.
Оборудование радиостудий, помещений для редакторов, а также комнат для хранения грамзаписей и тонфильмов потребовало ещё большего времени. Ответственный проект радиоузла поручили разработать молодому уфимскому архитектору Ивану Ивановичу Мироненко (1915–1989). В ноябре 1940 года все работы были завершены.
В первые месяцы Великой Отечественной войны из Москвы было эвакуировано руководство Коминтерна, и из уфимских радиостудий началось регулярное вещание на многих языках – жителей оккупированных фашистами европейских государств.
Следует упомянуть ещё об одном архитектурном дополнении к Дому связи в Уфе. Высокий башенный фасад здания несколько смягчён протяжённым двух-этажным зданием по красной линии улицы Ленина. В нём начала работать первая в нашем городе автоматическая телефонная станция.
 
 
12. Здание Совнаркома (Пушкина, 106)
После перевода в июне 1922 года столицы республики в Уфу Совет народных комиссаров Башкирской АССР (Совнарком) был размещен в здании бывшего крестьянского поземельного банка (ныне здание Национального музея Республики Башкортостан). В этом же здании первоначально были размещены БашЦИК и Башкирский обком ВКП(б).
В двухэтажном здании аппарат трёх государственных учреждений разместили с трудом; кроме того, росла и численность ответственных работников и технического персонала. В начале 30-х годов был объявлен конкурс на проектирование Дома правительства. Обратил на себя внимание проект, представленный архитектором Н. Лермонтовым. Опытный мастер заложил композиционные основы для возведения масштабного здания. Фасады Дома правительства было предложено расположить с некоторым отступом от красных линий двух улиц – Советской и Пушкина. Монотонность протяжённых стен он оживил полуовальной остеклённой связкой, устроив на нижнем этаже цилиндрической стены торжественно оформленный вход в здание. На первом этаже (вознесённом над высоким цоколем) должны были трудиться работники Совнаркома, на втором – БашЦИКа, верхние этажи предназначались для работников Госплана, Рабоче-крестьянской инспекции и Башсовнархоза.
Приверженец классических архитектурных традиций Лермонтов в этом проекте предложил возводить здание в стиле конструктивизма. Однако всеобщего одобрения его идея не получила. В 1932 году партийными инстанциями было предписано архитекторам всей страны перестроить художественную направленность своих работ: превалирующей тенденцией в эстетическом оформлении новых зданий становится монументальность и пышная декоративность.
Пример в утверждении новых тенденций подавали зодчие Москвы. Не случайно руководство Башкирской АССР обратилось за помощью в проектировании и возведении Дома правительства в одну из архитектурно-планировочных мастерских столицы, где к разработке проекта Дома правительства приступила бригада архитекторов под руководством Н. С. Зарубина.
Строительство Дома правительства началось в июле 1934 года. В том же году закончили фундамент здания, стены выложили в 1935 году, устройство перекрытий, кровли, штукатурные работы по фасаду завершились к концу 1936 года. Сдачу здания в эксплуатацию задержало устройство столовой и расположенного над ней двухсветного зала для торжественных мероприятий. Архитектор Н. Зарубин лично контролировал ход строительства, дважды приезжал в Уфу.
Здание Дома правительства воспринимается как подчеркнуто монументальное сооружение. Его отличает свежесть в трактовке деталей и применение улучшенных материалов в отделке. Изящно и строго прорисованные фасады здания с определенной объективностью можно отнести на счет преодолённого прежнего стиля, трактуемого как «постконструктивизм».
Ритм протяжённым поверхностям фасадов задают большие, почти квадратные проемы окон – они акцентированы широкими наличниками. Главным элементом, придающим торжественность парадному фасаду здания, оказались трибуны: начиная с 1938 года перед ними в праздничные дни проходили участники демонстраций.
В ноябре 1937 года при приёмке Дома правительства было предложено украсить его скульптурами, но лишь летом 1952 года Совет Министров Башкирской АССР обсудил фотоснимки скульптур, выполненных в качестве дипломной работы молодым ваятелем Д. Фузеевым. Ему рекомендовали продолжить работу над скульптурами и осуществить выполнение индивидуального заказа. Увы, реализовать замысел молодому скульптору помешали политические перемены в стране и кампания «борьбы с архитектурными излишествами».
В 2008 году были упразднены и торжественные трибуны, сохранилась лишь широкая лестница, ведущая к главному входу в здание. Ныне здание занимает Министерство сельского хозяйства.
 
 
13. Новая типография (проспект Октября, 1/2)
Организация печатного дела оказалась в списке первоочередных задач Правительства Башкирской АССР после переезда летом 1922 года из Стерлитамака в Уфу. Из нескольких небольших предприятий организуется объединенная типография «Октябрьский натиск». Её разместили в национализированном здании бывшей частной печатни купца Н. К. Блохина. Это двухэтажное здание находится на пересечении улиц Ленина и Октябрьской Революции (третий этаж надстроен в 1930-х годах).
Технический прогресс в полиграфической отрасли настоятельно диктовал необходимость организации современного полиграфического предприятия. В 1933 году правительство Башкирии добивается от руководителей отраслевого ведомства в Москве разрешения на строительство новой типографии. Многие годы в проектных документах и официальной переписке предприятие так и именовалось – «Новая типография». Предполагалось возвести комплекс производственных цехов и возвышающийся над ними многоэтажный редакционно-издательский корпус.
Участок под строительство типографии был отведён на северной окраине тогдашнего города. Проект застройки выполнила сотрудница института «Полиграфпроект» московский архитектор Ария Карловна Куршевиц. Строительство было начато в апреле 1934 года. В сентябре 1937 года правительственная комиссия обследовала готовность к работе Новой типографии и подписала акт о её приемке в эксплуатацию. В типографии разместили цеха машинного и ручного набора, ротационной печати для тиражирования газет, цех плоской печати с применением новейших машин, в том числе импортных американских, фотоцинкографию, штемпельно-гравировочную мастерскую и несколько подсобных производств. Самым главным в проекте было объединение работы творческих журналистских кадров с работой печатников.
Четырёхэтажный редакционно-издательский корпус оказался композиционным ядром предприятия. Он был возведён в традициях промышленной архитектуры в стиле конструктивизма и решён как лаконичное и выразительное в эстетическом отношении сооружение. Использованы простые архитектурные формы: четырёхэтажный корпус с двумя ризалитами с торцов здания. Его отличительная особенность – гладкая поверхность стен с попарно размещёнными высокими окнами. На фронтоне здания было устроено издалека читаемое название – «Октябрьский натиск».
Здание Новой типографии на протяжении многих лет возвышалось на фоне малоэтажной застройки. После его возведения образовалась большая площадь. Проработала типография в новых условиях непродолжительное время. В годы войны значительно сократились тиражи газет и журналов, но в первую очередь выпуск книг, и новая типография утратила своё первоначальное предназначение. В её помещениях разместили эвакуированное оборонное предприятие. Производственные мощности типографии были перебазированы в помещения на Верхнеторговой площади.
К возрождению полиграфических производств приступили в первое послевоенное десятилетие. Был утвержден проект строительства Уфимского полиграфического комбината – первая продукция из его стен вышла в 1962 году. Ещё через десять лет заработал производственный комплекс Дома печати с мощной полиграфической базой. В высотном корпусе разместились редакции ведущих периодических изданий республики.
 
 
14. Большая стройка (Ленина, 2)
25 марта 1932 года было принято Постановление правительства СССР о возведении в крупных городах домов специалистов. Это была реальная попытка помочь людям, определявшим промышленный прогресс, достижения в науке и культуре. Ставилась задача обустроить их нормальную жизнь, решить жилищный вопрос. Дома специалистов должны были проектироваться как крупномасштабные здания, рассчитанные на 50, 100 и даже 300 квартир.
Правительство БАССР постановило выстроить в Уфе самый большой для того времени – 100-квартирный – жилой дом. Проектировать его поручили тресту «Башпроект», участок для застройки был выбран в историческом центре Уфы. Остановились на варианте 5-этажного дома, разработанном архитекторами Г. Д. Вагиным и А. И. Филоновым. Новое сооружение состояло из трёх примыкающих друг к другу корпусов.
После утверждения проекта возник вопрос, кому поручить реализацию сложной в инженерно-техническом отношении задачи. Был выбран трест Башжелдорстрой, но с первых дней строительства возникли трудноразрешимые проблемы. Оказалось, что слабые мощности кирпичных заводов Уфы не обеспечивали непрерывные поставки материала для большой стройки. В итоге власти предложили строителям разобрать Воскресенский кафедральный собор и использовать для возведения нового дома кирпич его стен.
Спустя два года, когда были возведены стены многоэтажного строения и начались отделочные работы, обнаружились новые проблемы. У строителей не оказалось сантехники, труб нужного диаметра, чугунных радиаторов парового отопления. А правительство республики начинало составлять список жильцов, которым предстояло поселиться в новых квартирах. В числе первых оказались семьи артистов Башкирского театра драмы. Председатель БашЦИКа Афзал Тагиров был вынужден обратиться к Авелю Енукидзе, секретарю Президиума ЦИКа, с просьбой оказать содействие завершению строительства Дома специалистов в Уфе.
В 1934 году Башжелдорстрой был расформирован, Уфа лишилась крупного предприятия капитального строительства. Первый корпус, стоящий на Ленина, сдали в 1937-м, но лишь в 1939 году строительство возобновилось с прежней интенсивностью. Этому способствовало и торжественное празднование 20-й годовщины образования Башкирской АССР: пункт о выделении средств для возведения Дома специалистов в полном соответствии с проектом был включен в смету юбилейных мероприятий, а третий корпус Дома специалистов с той поры во всех документах начали именовать Юбилейным.
На стройке, как и прежде, отсутствовали необходимые механизмы. Преобладал ручной труд; единственным средством механизации был ленточный транспортёр – его перетаскивали по мере возведения здания с этажа на этаж. Строительные детали, цементный раствор доставлялись рабочим с помощью блоков и лебёдок.
Новый корпус значительно отличался от двух предшествующих. Уклон местности заставил увеличить высоту здания до шести этажей. Здание потребовалось оборудовать лифтами, был увеличен объём каждого подъезда в связи с устройством шахты для подъёмного механизма и трёхмаршевых лестниц.
Строительство Юбилейного корпуса затянулось. С началом войны и прибытием в Уфу эвакуированных максимально ускорились работы по завершению строительства. Юбилейный корпус заселили в начале 1942 года, предоставив каждой семье по одной комнате. Само здание выглядело как недостроенная многоэтажка с неоштукатуренными стенами из красного кирпича.
Отделочные работы были завершены в начале 50-х годов, дом приобрел выразительные характеристики. Нижний этаж каждого корпуса отделали рустом. На фоне гладких стен верхних этажей попарно размещены большие окна, гладкие поверхности между ними разделены каннелюрованными столбами. Фасады корпусов не перегружены балконами, но каждая квартира имеет собственную площадку, обращенную на открытый воздух. Выразительная деталь: на уровне четвёртого этажа – широкий карниз, над ним устроен аттик, выше него окна квартир имеют меньшие размеры, но для выразительности обрамлены широкими наличниками. Остеклённые вертикали лестничных клеток завершают круглые окна. Этот штрих напоминает о том, что дом начинали проектировать в эпоху господства конструктивизма.
Три корпуса Дома специалистов образуют замкнутое пространство двора-курдонера. По прошествии времени сами жильцы преобразили двор в хорошо оборудованную и озеленённую детскую площадку. Деревья и кустарники гармонируют с зелёным нарядом расположенного на противоположной стороне улицы парка.
В наши дни Дом специалистов воспринимается как архитектурная достопримечательность предвоенной эпохи, он взят под государственную охрану. На одном из его фасадов установлено почти два десятка мемориальных досок.
 
 
15. Дом медиков (К. Маркса, 32)
В апреле 1936 года Совнаркомом Башкирской АССР принял постановление о строительстве в Уфе 2-го дома специалистов. За очередной новостройкой быстро утвердилось иное название – Дом медиков: здание строилось для жилищного кооператива профессоров медицинского института.
Место для новостройки было выбрано в престижном районе Уфы. Здесь на месте снесённой церкви Александра Невского образовался пустырь, который поспешили назвать площадью К. Маркса. Посредине площади заложили фундамент громадного здания общественного предназначения – Дворца социалистической культуры по проекту архитектора В. Д. Кокорина. Первым зданием, которому предназначалось выполнить функцию торжественного обрамления по периметру площади, должен был стать Дом медиков. Был утверждён проект жилого дома, представленный Барыем Гибатовичем Калимуллиным (1907–1989), как гарантирующий стилистическое единство с Дворцом соцкультуры.
В Доме медиков предлагалось устроить 19 квартир: четырёхкомнатных – 4, трёхкомнатных – 14, двухкомнатных – 1. С завершением строительства при доме должен был функционировать магазин, зал для проведения собраний и культурных мероприятий. Главный фасад здания был обращен на южную, солнечную сторону, одновременно открывался обзор на комплекс Дворца. Пластическое членение парадной стороны Дома медиков обеспечивали эркеры, высокие окна, балконы и устроенные над каждым подъездом лоджии. Нижний этаж обретал монументальные очертания за счет крупномасштабной рустовки. Четвёртый этаж завершается карнизом, декорированным из поддерживающих его «кирпичиков». Здание венчали аттик и возвышающийся над ним облегчённый парапет.
В процессе строительства принято решение достроить к Дому медиков корпус жилого Дома актёров уфимских театров. Это удешевляло строительство, а сам пристраиваемый корпус занимал значительно меньший по размерам земельный участок. Новый корпус включал 21 квартиру, правда меньшей площади: 2 четырёхкомнатных и 17 двухкомнатных.
Строительство Дома медиков и актёров было завершено до начала Великой Отечественной войны. В недостроенном здании Дворца соцкультуры уже в сентябре 1941-го разместили эвакуированный с Украины завод. Застройка площади по периметру затянулась на долгие годы. В первое послевоенное десятилетие на противоположной от Дома медиков и актёров стороне были выстроены управленческий и жилой корпуса для энергетиков.
Дом медиков и актёров отмечен мемориальными досками: они установлены в честь деятелей культуры, проживавших в нём в разные годы. Это композитор Масалим Валеев, актриса Талига Бикташева, режиссёр и актер Тимербулат Имашев. Увековечена память юной артистки кино – эвакуированной из Киева Гули (Марионеллы) Королёвой, которая добровольно отправилась в действующую армию санинструктором и погибла в боях под Сталинградом. Читатели первых послевоенных лет узнали о рано оборвавшейся героической жизни советской патриотки, прочитав чрезвычайно популярную в ту пору повесть Е. Ильиной «Четвертая высота».
 
 
16. Гостиница «Башкирия» (Ленина, 25/29)
В декабре 1935 года был утверждён проект архитектора В. М. Максимова по возведению в Уфе новой гостиницы. Гостиница «Башкирия» приняла первых гостей в канун Великой Отечественной войны. Вскоре сюда были эвакуированы деятели мирового коммунистического движения: исполком Коминтерна работал в Уфе с октября 1941 по май 1943 года. Большая антенна радиостанции «Коминтерн» долгое время возвышалась над гостиницей. А коминтерновское радиооборудование в 1954 году радиолюбители под эгидой ДОСААФ переоборудовали под телевизионную студию: именно отсюда велись первые телепередачи.
Минуло полвека, и потребовалась коренная реконструкция здания гостиницы, которая началась в 1997 году. Проект реконструкции был исполнен коллективом творческой мастерской «Архпроект». Авторы проекта учитывали, что объект представляет архитектурно-историческую ценность, и здание сохранили в прежней композиционной схеме с одинаково протяжёнными фасадами, которые обращены на улицы Ленина и Кирова. Изменение фасадов было осуществлено лишь в дворовой части здания. Самой впечатляющей частью оказалось пристроенное со стороны двора пространство атриума, ставшего главным компонентом вновь образованного просторного вестибюля. После реконструкции гостиница получила новое название – «Башкортостан».
 
 
17. Башнефтеснаб (З. Валиди, 64)
Освоение нефтяных месторождений вызвало в Башкирской республике появление новой отрасли индустрии – нефтепереработки. Распределение широкой номенклатуры нефтепродуктов потребовало создания специализированного учреждения – «Башнефтесбыт», которое позднее получило наименование «Башнефтеснаб».
В 1939 году утверждается проект строительства совмещённого административного здания и жилого дома нового учреждения. Исполком Уфимского горсовета принял решение об отводе земельного участка в исторической части города, по улице Фрунзе. Ранее эта улица называлась Ильинской: на ней располагался один из православных храмов города – церковь Ильи Пророка. В середине 1930-х годов храм был снесен, и образовался пустой участок площадью более 3000 кв. метров. На этом месте было предложено начать возведение трёхэтажного кирпичного здания «Башнефтеснаба» по проекту уфимского архитектора Александра Михайловича Мышкина.
Фасад здания с небольшим отступом от красной линии обращен к магистральной улице. Пространство фасада оживляется двумя боковыми ризалитами малой модуляции, они выступают от поверхности стены на 30 см. Вход в здание подчеркнут портиком высотой в два этажа, его боковые стороны акцентированы двумя парами полуколонн. Венчает здание карниз, поддержанный ритмично выложенными «сухариками», и невысокий аттик.
Здание «Башнефтеснаба» при скромности объёма и занимаемой площади выглядит нарядным и привлекательным. Первоначальный замысел архитектора предполагал строительство слева ещё одного здания подобного габарита, но уже полностью предназначенного для жилья сотрудников учреждения.
В 1972 году на свободной территории было построено 14-этажное высотное здание. Это помешало ансамблевой застройке участка, но первая уфимская высотка прочно вписалась в панораму двух широких пересекающихся улиц и сделалась своеобразным ориентиром на повороте к мосту через Белую.

________________________________________
 
Пояснения к тексту
Атриум – в Древнем Риме закрытый двор или парадное помещение, примыкающее к средней части здания.
Аттик – украшенная стенка над карнизом, чаще над центральной частью здания.
Балюстрада — ограждение балконов, лестниц и т. п., состоящее из ряда столбиков (балясин).
Каннелюра – вертикальные желобки на стволе колонны или пилястры.
Капитель – венчающая часть колонны или пилястры.
Курдонер – парадный двор перед зданием.
Лопатка – вертикальный плоский и узкий выступ на стене.
Парапет – невысокая стенка, ограждение балкона, набережной, моста и т. п.
Пилястра – плоский вертикальный выступ на стене, повторяющий все части колонны.
Ризалит – часть здания, выступающая за основную линию фасада.
Рустовка (рустика) – облицовка стены камнями либо имитация таковой.
Сандрик – небольшой карниз над проёмом окна или двери.
«Сухарики» (дентикулы) – декоративное украшение в виде ряда направленных вниз зубчиков.
Фронтон – завершение фасада здания, обычно треугольная плоскость между скатами крыши и карнизом.
Эркер – остекленный выступ в стене здания, обычно в несколько этажей.


Библиография:


Янгиров Р. От конструктивизма к неоклассике : архитектура Уфы 1920-1940-х гг. / Р. Янгиров // Бельские просторы. — 2011 .— №10 .— С. 111-125. – Режим доступа: http://www.bp01.ru/public.php?public=1957


ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Монумент дружбы

Без символа дружбы двух народов - Монумента Дружбы, который был торжественно открыт 7 августа 1965 г., столицу республики теперь даже сложно себе представить, это - одна из визитных карточек Уфы. Памятник посвящен 400-летию добровольного вхождения Башкирии в Российское государство. 35-метровый обелиск имеет форму меча. У основания две женские фигуры - русская и башкирка, в руках у которых символы мира -
лавровые венки. Набережная возле Монумента Дружбы - любимое место для прогулок уфимцев и гостей.

 

« Август 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   

УФА В КНИГАХ