Сто тысяч из Уфы - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ
Работавших с цветом фотографов полвека назад было мало. Но вовсе не потому, что дело было сложное - спрос был не слишком большой. В конце 60-х годов наметился резкий рост числа фотолюбителей, увлекающихся съёмкой на цветную обращаемую плёнку (слайд), и кое-что из их архивов вполне может заинтересовать издателей и сегодня.
Сейчас всё делается быстро и достаточно просто - снимки просто скачиваются с цифровых носителей. Но если даже двадцать лет назад необходимо было отсканировать отпечатанный снимок (либо плёночный негатив), то полвека назад всё было сложнее, как говорится, в разы: слайд (и только слайд! тогда его чаще называли диапозитивом) на широкой плёнке 6х6 см должен был пройти непростую процедуру цветоделения на специальном аппарате (процесс этот напоминает методику цветной съёмки С. Прокудина-Горского и А. Мите, но как бы в противоположную сторону). И если фотограф не освоил процедуры проявки цветной обращаемой плёнки или не имел специально подготовленных людей в лаборатории, то затея со слайдами могла потерпеть крах: малейшее нарушение температурного режима (точность - 0,5 градуса!), плохая промывка между отдельными операциями (процесс обработки включал целых десять операций), даже неумелая сушка плёнки безвозвратно всё губили.
Так что самое время вспомнить об авторе фотографий.
Алексей Георгиевич Бушкин (1904 - 1994) родился в Москве. В молодости работал шахтёром, получил профессиональную болезнь. Пришлось менять род занятий. Остановился на фотографии. Выбор, скорее всего, случайным не был, ведь конец 20-х - начало 30-х прошлого столетия - расцвет фотографии, это - Александр Родченко и «СССР на стройке». Азы профессии Бушкин постигал в полиграфическом техникуме. Войну прошёл фотографом в отряде Ковпака. В 1950-е снимки Алексея Бушкина стали публиковать центральные журналы и газеты страны - «Огонёк», «Советский Союз», «Советское фото», «Комсомольская правда». Очень часто его фотографии использовались и для оформления поздравительных открыток. Персональные выставки Бушкина экспонировались в 52 странах, им получено 26 международных дипломов и 10 медалей.
Найти какие-то другие сведения об этом первоклассном фотографе в общедоступных источниках вам вряд ли удастся.
В далёком 1966-м 20 открыток со снимками
А.Г. Бушкина были отпечатаны 100-тысячным тиражом, причём в магазинах и газетных киосках они особо не залёживались. Понятно, что в набор попали в первую очередь те объекты, необходимость съёмки которых фотографу обосновал заказчик, Бушкину оставалось лишь художественно подать их. Поэтому неудивительно, что, несмотря на то, что отдельные из вышеуказанных открыток или целые комплекты и сегодня предлагаются на различных аукционах, спрос на них невелик: какой прок покупать то, что в любой момент можно сфотографировать практически с тем же успехом. Но три кадра из 20 всё же откровенно выделяются: «Висячий камень в окрестностях города», «Улица Ленина», «Здание Горсовета». И если первая открытка - «перепев» темы почтовой карточки фотоартели «Труд», то великолепные снимки улицы Ленина с гостиницей «Агидель» и проспекта Октября у здания Горсовета - исключительно заслуга Алексея Георгиевича.
Теперь о времени пребывания Бушкина в Уфе. Рассмотрим афишу кинотеатра «Победа» на его открытке. С трудом, но удастся прочитать «солдате». С учётом чёрно-белой картинки рядом с названием можно сделать вывод, что в тот день демонстрировался фильм Григория Чухрая «Баллада о солдате». Но, увы, это нам не поможет - фильм-то давний, 1959 года. Так что - промах. Разве что газеты за июнь 1966-го полистать. Почему за июнь? Об этом чуть ниже.
Не поможет и афиша у Театра оперы и балета - при всём старании прочитать что-то на ней не удастся. И остаётся нам Монумент Дружбы, скульптуры которого так и сияют на летнем солнце, почти крича о том, что бронза ещё без патины и, значит, они совсем недавно установлены. Вот только насколько? Монумент Дружбы, как известно, открыли при большом стечении народа 8 августа 1965 года. Но фотограф мог побывать здесь как в первые дни после открытия, так и летом следующего года. Так что придётся нам вспомнить про «солнечные часы», с помощью которых (длина тени от неподвижных предметов в одно и то же время - по наручным часам - будет сильно отличаться в зависимости от времени года) достаточно просто можно установить чуть ли не день съёмки.
Итак, рассматриваем открытку «Обелиск, построенный в честь 400-летия добровольного присоединения Башкирии к России». Оказывается, нас ожидает приятный сюрприз: Алексей Георгиевич прибыл к Монументу именно в тот час, когда солнце освещало его практически фронтально. На современном снимке видно, что в мартовский полдень тень от горизонтальной перекладины обелиска гораздо короче той, что на открытке 1966 года, и, значит, солнце находится значительно ниже. Поэтому, не дожидаясь лета, можно уверенно говорить о том, что Алексей Георгиевич Бушкин впервые (впервые ли?) посетил наш город в июне 1966 года. Почему, спросите, именно июнь? Да потому что на северо-восточный фасад здания Совета министров на Советской площади предзакатное солнце попадает только в этом месяце и больше никогда! Научно обоснованный факт! Обратим внимание, что на круглых клумбах у здания ещё нет ёлочек. Теперь ясно, что их посадили не раньше осени 1966-го.
Гостил Бушкин в Уфе и в 1968-м, получив заказ на фотоальбом к 50-летию БАССР. Об этом можно говорить уверенно, так как в фотоальбоме «Советская Башкирия» (издательство «Советская Россия», 1969) есть снимок открытого в ноябре 1967 г. памятника Салавату Юлаеву. В этот раз Алексей Георгиевич был гораздо более самостоятелен, потому-то в альбоме можно увидеть не только «партийно-правительственные» виды, но и просто красивые уголки города и республики. Вошли в альбом 1969-го и многие из уфимских «открыточных» фотографий Бушкина, другие виды он почему-то сделал заново. В результате в этот раз сельхозинститут не получился, как на открытке, зеркальным (без контрольного отпечатка у слайда очень легко перепутать лицевую и обратную стороны). Украшением юбилейного альбома стали сцены из спектакля Башкирского академдрамтеатра «В ночь лунного затмения» и фотоснимки Башкирского государственного ансамбля народного танца. Что касается фотографий природы нашего края, то и здесь Алексей Георгиевич показал себя непревзойдённым мастером.
Анатолий ЧЕЧУХА
 
Библиография:

Чечуха А. Сто тысяч из Уфы / А. Чечуха. – Текст: электронный // Уфа. – 2019. - № 4. – URL: https://journal-ufa.ru/index.php?id=5382&num=209
(дата обращения: 08.05.2020)

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Английские путешественники ХlХ века об Уфе

Металлург Джеймс Ридли (1844-1914) принимал участие в поездке по Уралу и по её итогам выпустил книгу «Записки о поездке в Россию. Урал и Зауралье в 1897 г.». Вспоминая пребывание в Уфе, он отмечает летнюю жару, почти 29°, и городскую пыль. Но больше его впечатлил Уфимский губернский музей: «Нас очень удивило наличие в столь отдаленном и практически неизвестном на Западе месте такого замечательного заведения с разнообразной и очень интересной экспозицией, включающей даже огромные кости мамонта». 

Отметил английский путешественник и «изумительное деревянное сооружение» - Видинеевский театр (находился до 1991 года в саду им. С.Аксакова).

И еще он отметил высокий уровень образования и культуры местного населения: «Размеры культурных заведений в Уфе, образовательный уровень большинства жителей, архитектура домов и зданий, гостеприимство городских властей и всё прочее заставили нас полностью пересмотреть наши прежние предвзятые представления о Восточной России, хотя раньше мы думали, что Уфа находится где-то в полудикой местности. Большинство относительно крупных городов имеет большой потенциал, они активно растут и благоустраиваются, открывая большие перспективы для этой малоизвестной нам части Европы».

Источник: Шушпанов, А. Уфа глазами иностранцев: Гостей удивляли прекрасные виды, жара, пыль и высокая культура / Алексей Шушпанов. – Текст: непосредственный // Аргументы и факты: Башкортостан. – 2020. - № 44. – С.16.

Шаляпин в Уфе

В сентябре 1890 года Ф. И. Шаляпин переехал в Уфу и начал работать в хоре оперной труппы С. Я. Семенова-Самарского. Здесь 18 декабря 1890 года Шаляпин успешно дебютировал в партии Стольника («Галька» С. Монюшко), участвовал в благотворительном  спектакле в пользу уфимских детских приютов. В Уфе он впервые исполнил партии Феррандо («Трубадур» Дж. Верди), Неизвестного («Аскольдова могила» А. Н. Верстовского), выступил в опреттах К. Миллекера и как драматический актер в роли Держиморды («Ревизор» Н.В. Гоголя). По окончанию театрального сезона служил писцом в Уфимской губернской земской управе, пел в хоре Ильинской церкви. Уфимский период  (1890-1891), описанный самим Шаляпиным в автобиографической повести  «Страницы из моей жизни» положил начало артистической деятельности певца. В Уфе, на здании бывшего Дворянского собрания (ныне Уфимская государственная академия искусств), где выступал Шаляпин, установлена мемориальная доска (1967). С 1991 в Башкирском государственном театре оперы и балета проводятся фестивали оперного искусства «Шаляпинские вечера». Фондом культуры РБ проводятся культурно-просветительские мероприятия, в том числе Шаляпинские дни (с 18 декабря по 13 февраля), в 1993 году учреждены премия и стипендия имени Ф. Шаляпина.

 

« Декабрь 2020 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   

УФА В КНИГАХ