Под сенью яблонь и рябин - «Уфимская мозаика»: краеведческий портал библиотек Уфы

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

ГЛАВНАЯ
РУБРИКИ

Интересную характеристику здешним домам в одной из своих работ дает кандидат архитектуры Светлана Семенова. Она считает, что их возраст намного больше и вероятнее всего строились они в несколько этапов: «Первый этап начался не ранее 1820-х годов ХIХ века с постройки деревянного трехоконного одноэтажного по адресу: Аксакова, 82 и такого же рядом – №84/2. Сегодня они спрятаны под фасадной кирпичной облицовкой. Никто не сможет опровергнуть то, что их владельцы мещане Судаковы и из «офицерского сословия» Лопатины при перестройке в начале ХХ века не выкинули старые деревянные наличники, карниз и фриз, а прикрепили на новые фасады. Словом, архитектуру прежних домов, которая явно относилась к «позднему» классицизму, взяли за основу при дальнейшей достройке для превращения в двухэтажный полукаменный доходный дом по улице Аксакова, 82 и в одноэтажный каменный жилой (с лавкой) по улице Аксакова, 84/2. После переделок к началу ХХ века у 82-гополучился главный полукаменный фасад в шесть осей окон и с деревянными сенями, примыкающими к боковому фасаду. Сени закрывают лестницу с балясинами на второй этаж, завершаются гладким трехступенчатым аттиком (декоративная стеночка)».

«Где все просто и знакомо…»

С приходом Советской власти владелицей усадьбы долгое время оставалась вдова Анна Сергеевна. Конечно, ей пришлось «уплотниться». В 1923 году особняк разделили на восемь квартир, в которых проживало 29 человек. Одна из них была отдана семье Лопатиных. Через три года здесь уже числилось 5 квартир, но количество семей увеличилось. Часть дома уже в этот год пользовалась благами электрификации. К тому же под коммуналку отдали и флигель, заселив туда шесть семей. Всего в усадьбе на этот год проживало 39 уфимцев.
За время «коллективного пользования» дом заметно изменился. Нововведения в духе «забить досками, а ходить кругом, вокруг, через черный вход» происходили тогда не только у профессора Преображенского. Хотя у Карла Маркса об этом нигде не говорилось, парадные входные группы ликвидировались повсеместно. Владения мещанки Лопатиной не стали исключением. Парадный вход с улицы Аксакова был закрыт, а двойным дверям рачительные хозяева наверняка нашли новое применение. Здание претерпело и другие изменения, вызванные бытовой необходимостью. Так, после революции в правой части фасада были сделаны ложные высокие сени и достроен одноэтажный жилой пристрой. С левой стороны появились сени с лестницами.
- В 1966 году по обмену мы въехали в квартиру Евдокии Осиповой, дочки той самой Анны Сергеевны Лопатиной, владевшей этим домом с конца XIX века, - вспоминает жительница Майя Малина.
По воспоминаниям жильцов прежняя хозяйка жила здесь с детьми и слыла образованной женщиной. После смерти Анны Сергеевны квартира осталась ее дочери Дусе с мужем (супруг Евдокии Осиповой умер в 1936 году). После переезда Евдокия Евфимовна некоторое время жила в доме №57 по улице Карла Маркса, но переехала в Алма-Ату, где вскоре скончалась.

- Удобств, в привычном понимании городского жителя, в доме нет, - продолжает Малина. - Мы сами устанавливали газовую колонку, душевую кабину. Туалет у нас до сих пор на улице. Я порой горько шучу, что из нашего дома можно сделать музей: «как жили до революции». А между тем мы платим квартплату в среднем 3000 рублей (за 55 кв. м).
Дом признан аварийным и подлежит расселению и сносу, но с такой оценкой согласны не все. Хотя, за последние полвека здесь ни разу не производили капитального ремонта.
- Сам по себе дом еще очень крепок, хотя и требует хорошего ремонта. Понятно, что с ним меня связывает много теплых воспоминаний. Здесь сохранилось удивительное и такое редкое ныне добрососедство. Все мы как одна большая семья, хотя старожилов практически не осталось, - говорит Майя Владимировна. – Дело не только в моей личной привязанности, мы готовы съехать в любой момент, но хочется, чтобы дом был сохранен для будущих поколений. Здесь могут разместиться коммерческие или общественные организации.

Судьба особняка

Сносить или сохранять старинные дома? Этот вопрос на многих горожан действует хуже красной тряпки. Одни встают на защиту столетних усадеб, другие, не выбирая выражений, призывают снести «развалюхи». Но даже западные эксперты, на мнение которых так любят опираться урбанисты, признают необходимость сохранения в крупных городах старинных зданий, объясняя это не только важностью таких строений для жизнеспособности и оживленности города, но и для его экономики.
Действительно, отреставрированные памятники старины часто становятся офисными центрами, магазинами, аптеками, даже образуют своеобразный старый деловой центр, привлекающий туристов. Как правило, специалисты отмечают, что именно в таких местах высока концентрация и представителей творческих профессий: редакций газет и журналов, арт-студий, галерей и прочих.
- Два года назад я обращалась к республиканским властям, - продолжает Майя Малина. – Состоялась встреча с участием Министерства культуры и краеведов, наш вопрос обещали рассмотреть и дом сохранить. Но, видимо, планы поменялись. За каждым старинным домом, тем более если его история исчисляется столетием, - судьбы простых уфимцев, из которых сплетается история нашего города. Почему мы об этом забываем?
…Скоро в мегаполис наконец-то ворвется весна, белым облаком зацветут вековые яблони во дворике старинного дома на улице Аксакова. И кто знает, может быть, в последний раз. А жаль…

Екатерина МАРКОВА.
Фото Валерия ШАХОВА.



Библиография:

 

  1. Маркова Е. Под сенью яблонь и рябин / Е. Маркова. - Текст : непосредственный // Уфимские ведомости. - 2017. - 13 апр. - С.18: фот.
  2. Маркова Е. Под сенью яблонь и рябин / Е. Маркова. - Текст : электронный // Уфимские ведомости. - 2017. - 13 апр. - URL: https://vedomosti102.ru/chetverg/1571-pod-senyu-yablon-i-ryabin.html(дата обращения: 24.05.2020)

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Английские путешественники ХlХ века об Уфе

Металлург Джеймс Ридли (1844-1914) принимал участие в поездке по Уралу и по её итогам выпустил книгу «Записки о поездке в Россию. Урал и Зауралье в 1897 г.». Вспоминая пребывание в Уфе, он отмечает летнюю жару, почти 29°, и городскую пыль. Но больше его впечатлил Уфимский губернский музей: «Нас очень удивило наличие в столь отдаленном и практически неизвестном на Западе месте такого замечательного заведения с разнообразной и очень интересной экспозицией, включающей даже огромные кости мамонта». 

Отметил английский путешественник и «изумительное деревянное сооружение» - Видинеевский театр (находился до 1991 года в саду им. С.Аксакова).

И еще он отметил высокий уровень образования и культуры местного населения: «Размеры культурных заведений в Уфе, образовательный уровень большинства жителей, архитектура домов и зданий, гостеприимство городских властей и всё прочее заставили нас полностью пересмотреть наши прежние предвзятые представления о Восточной России, хотя раньше мы думали, что Уфа находится где-то в полудикой местности. Большинство относительно крупных городов имеет большой потенциал, они активно растут и благоустраиваются, открывая большие перспективы для этой малоизвестной нам части Европы».

Источник: Шушпанов, А. Уфа глазами иностранцев: Гостей удивляли прекрасные виды, жара, пыль и высокая культура / Алексей Шушпанов. – Текст: непосредственный // Аргументы и факты: Башкортостан. – 2020. - № 44. – С.16.

Шаляпин в Уфе

В сентябре 1890 года Ф. И. Шаляпин переехал в Уфу и начал работать в хоре оперной труппы С. Я. Семенова-Самарского. Здесь 18 декабря 1890 года Шаляпин успешно дебютировал в партии Стольника («Галька» С. Монюшко), участвовал в благотворительном  спектакле в пользу уфимских детских приютов. В Уфе он впервые исполнил партии Феррандо («Трубадур» Дж. Верди), Неизвестного («Аскольдова могила» А. Н. Верстовского), выступил в опреттах К. Миллекера и как драматический актер в роли Держиморды («Ревизор» Н.В. Гоголя). По окончанию театрального сезона служил писцом в Уфимской губернской земской управе, пел в хоре Ильинской церкви. Уфимский период  (1890-1891), описанный самим Шаляпиным в автобиографической повести  «Страницы из моей жизни» положил начало артистической деятельности певца. В Уфе, на здании бывшего Дворянского собрания (ныне Уфимская государственная академия искусств), где выступал Шаляпин, установлена мемориальная доска (1967). С 1991 в Башкирском государственном театре оперы и балета проводятся фестивали оперного искусства «Шаляпинские вечера». Фондом культуры РБ проводятся культурно-просветительские мероприятия, в том числе Шаляпинские дни (с 18 декабря по 13 февраля), в 1993 году учреждены премия и стипендия имени Ф. Шаляпина.

 

« Январь 2021 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

УФА В КНИГАХ